09.04.2019      17      0
 

Теория торсионных полей и человек


Псевдонаучные теории

Теоретическая возможность существования полей кручения послужила почвой для различных псевдонаучных спекуляций с использованием термина «торсионный» в массе источников[4].

Большую известность получила так называемая «теория торсионных полей» членов РАЕНШипова — Акимова, которая не была признана научным сообществом.

Основные положения

В интерпретации Шипова и Акимова «торсионные поля», в отличие от физических полей, не обладают энергией, для «них нет понятия распространения волн или полей», но при этом они «переносятинформацию», причём эта информация присутствует «сразу во всех точках пространства-времени»[6].

В ряде публикаций появлялись указания на многочисленные свойства воздействия торсионных полей на вещество — от резкого повышения проводимости металлов[7] до лечебного эффекта в медицине и вплоть до взаимодействия с неким волновым геномом[8], причём в качестве методик измерений в публикациях, посвящённых экспериментальному подтверждению существования торсионных полей и эффектов, вызываемых ими, использовались такие эзотерические и оккультные методы и материалы, как биолокация и «структурированная человеческой мыслью вода»[9]. На этой почве быстро появились коммерческие структуры, предлагающие «торсионные» услуги разного рода[10].

Исследования

С середины 1980-х годов в СССР была развёрнута программа по экспериментальному изучению «торсионных полей» под руководством ГКНТ СССР[11]: сначала в закрытом режиме (при активном участии КГБ и Министерства обороны), затем — с 1989 по 1991 год — в открытом. Головной организацией открытых исследований выступал сначала Центр нетрадиционных технологий (с 1989 по 1991 год), затем — МНТЦ «Вент» (руководитель этих центров — А. Е. Акимов[11]).

Концепция торсионных полей была использована А. Е. Акимовым в феноменологическойконцепции «EGS-состояний», Г. И. Шиповым — в его «Теории физического вакуума» и В. Л. Дятловым — при разработке «поляризационной модели физического вакуума»[12]. Под руководством А. Е. Акимова в 1989 году была основана группа, которая начала исследования как государственный Центр Нетрадиционных Технологий (ЦНТ) при ГКНТ СССР.

В июле 1991 года, вскоре после образования МНТЦ «Вент» (июнь 1991 года) и возложения на неё обязанностей по ведению торсионной программы исследований, на заседании Комитета по науке и технологиям при Верховном Совете СССР эта программа исследований была квалифицирована как лженаучная и прекратилась вскоре с распадом СССР[11].

ЦНТ, а затем специально созданный под торсионную тематику исследований МНТЦ ВЕНТ сотрудничали со многими научными учреждениями, в том числе академическими. В 1991 году, после скандала, инициированного обвинениями в фальсификации результатов и растрате государственных средств, было проведено расследование Комитета по науке и технологиям, который постановлением от 4 июля 1991 года однозначно охарактеризовал исследования как лженаучные и антинаучные, утверждения Акимова и его соратников — как «противоречащие представлениям, однозначно установленным современной наукой, и, несмотря на используемую квазинаучную терминологию, бездоказательным, логически и научно не обоснованным», отметил, что на поддержку исследований торсионных полей были потрачены миллионы рублей (по утверждениям самого Акимова, 500 млн), однако при этом «научная общественность ни по каким каналам открытых публикаций, ни по закрытым каналам с этими открытиями не ознакомлена (имеется только одна частная публикация, в настоящее время опровергнутая)», и в связи с этим вынес рекомендацию прекратить финансирование исследований[14].

Согласно утверждениям Шипова, Акимова и их сторонников, разработаны «действующие» т. н. торсионные или вихревые генераторы, которые, якобы, давали реальный прирост энергии «из ниоткуда» (например, при сжигании угля, при турбулентном перемешивании воды и тому подобное).

Как утверждает академик РАНЭ. П. Кругляков в докладе на Президиуме РАН, группа была распущена, а Акимов уволен, после чего Акимов «организовал малое предприятие со звучным названием „Международный институт теоретической и прикладной физики“ при РАЕН»[15].
По версии А. Е. Акимова, однако, никто в связи с этим скандалом ни ЦНТ, ни МНТЦ «Вент» не расформировывал, а Международный институт теоретической и прикладной физики, позже преобразованный в частную компанию «ЮВИТОР», является прямым продолжением этой группы[16][17]. В рамках этих организаций А. Е. Акимов и Г. И. Шипов продолжили самостоятельную работу по развитию своих концепций торсионных полей.

Критика

Теория «торсионных полей» Акимова и Шипова отвергается научным сообществом и характеризуется как псевдонаучнаяконцепция, основанная на вольной и ошибочной трактовке теории Эйнштейна — Картана и некоторых неортодоксальных решениях уравнений Максвелла[15].

Концепция «торсионных полей» неоднократно осуждалась Комиссией РАН по борьбе с лженаукой.
Критиками утверждается, что ни один из заявленных эффектов воздействия торсионных полей на вещество не получил экспериментального подтверждения, а некоторые из них были экспериментально опровергнуты. Согласно заявлениям академиков РАН Е. Б.

Александрова и Э. П. Круглякова, исследования, проведённые в Институте общей физики РАН и других, показали отсутствие каких-либо воздействий изучаемых торсионных генераторов на материю и свет. Согласно утверждению М. С. Бродина, директора Института Физики НАН Украины, во время изучения предоставленного институту генератора торсионных полей исследовавшая его комиссия сделала однозначный вывод, что для объяснения наблюдаемых эффектов не требуется привлечение каких-либо новых полей[18].

При изучении образца металла с якобы повышенной под воздействием торсионных полей проводимостью было обнаружено как полное отсутствие заявленного эффекта, так и грубые методологические ошибки в предыдущих измерениях, ставящие под сомнение научную и инженерную квалификацию проводивших их представителей МНТЦ «ВЕНТ»[7].

Напишите отзыв о статье «Торсионные поля»

Расходившееся звездой по Москве всачивание французов в день 2 го сентября достигло квартала, в котором жил теперь Пьер, только к вечеру.

Предлагаем ознакомиться:  Фен-шуй для привлечения любви и брака

Пьер находился после двух последних, уединенно и необычайно проведенных дней в состоянии, близком к сумасшествию. Всем существом его овладела одна неотвязная мысль. Он сам не знал, как и когда, но мысль эта овладела им теперь так, что он ничего не помнил из прошедшего, ничего не понимал из настоящего; и все, что он видел и слышал, происходило перед ним как во сне.

Пьер ушел из своего дома только для того, чтобы избавиться от сложной путаницы требований жизни, охватившей его, и которую он, в тогдашнем состоянии, но в силах был распутать. Он поехал на квартиру Иосифа Алексеевича под предлогом разбора книг и бумаг покойного только потому, что он искал успокоения от жизненной тревоги, – а с воспоминанием об Иосифе Алексеевиче связывался в его душе мир вечных, спокойных и торжественных мыслей, совершенно противоположных тревожной путанице, в которую он чувствовал себя втягиваемым.

Он искал тихого убежища и действительно нашел его в кабинете Иосифа Алексеевича. Когда он, в мертвой тишине кабинета, сел, облокотившись на руки, над запыленным письменным столом покойника, в его воображении спокойно и значительно, одно за другим, стали представляться воспоминания последних дней, в особенности Бородинского сражения и того неопределимого для него ощущения своей ничтожности и лживости в сравнении с правдой, простотой и силой того разряда людей, которые отпечатались у него в душе под названием они.

Когда Герасим разбудил его от его задумчивости, Пьеру пришла мысль о том, что он примет участие в предполагаемой – как он знал – народной защите Москвы. И с этой целью он тотчас же попросил Герасима достать ему кафтан и пистолет и объявил ему свое намерение, скрывая свое имя, остаться в доме Иосифа Алексеевича.

Потом, в продолжение первого уединенно и праздно проведенного дня (Пьер несколько раз пытался и не мог остановить своего внимания на масонских рукописях), ему несколько раз смутно представлялось и прежде приходившая мысль о кабалистическом значении своего имени в связи с именем Бонапарта; но мысль эта о том, что ему, l’Russe Besuhof, предназначено положить предел власти зверя, приходила ему еще только как одно из мечтаний, которые беспричинно и бесследно пробегают в воображении.

Когда, купив кафтан (с целью только участвовать в народной защите Москвы), Пьер встретил Ростовых и Наташа сказала ему: «Вы остаетесь? Ах, как это хорошо!» – в голове его мелькнула мысль, что действительно хорошо бы было, даже ежели бы и взяли Москву, ему остаться в ней и исполнить то, что ему предопределено.

На другой день он, с одною мыслию не жалеть себя и не отставать ни в чем от них, ходил с народом за Трехгорную заставу. Но когда он вернулся домой, убедившись, что Москву защищать не будут, он вдруг почувствовал, что то, что ему прежде представлялось только возможностью, теперь сделалось необходимостью и неизбежностью.

Пьер знал все подробности покушении немецкого студента на жизнь Бонапарта в Вене в 1809 м году и знал то, что студент этот был расстрелян. И та опасность, которой он подвергал свою жизнь при исполнении своего намерения, еще сильнее возбуждала его.

Два одинаково сильные чувства неотразимо привлекали Пьера к его намерению. Первое было чувство потребности жертвы и страдания при сознании общего несчастия, то чувство, вследствие которого он 25 го поехал в Можайск и заехал в самый пыл сражения, теперь убежал из своего дома и, вместо привычной роскоши и удобств жизни, спал, не раздеваясь, на жестком диване и ел одну пищу с Герасимом;

другое – было то неопределенное, исключительно русское чувство презрения ко всему условному, искусственному, человеческому, ко всему тому, что считается большинством людей высшим благом мира. В первый раз Пьер испытал это странное и обаятельное чувство в Слободском дворце, когда он вдруг почувствовал, что и богатство, и власть, и жизнь, все, что с таким старанием устроивают и берегут люди, – все это ежели и стоит чего нибудь, то только по тому наслаждению, с которым все это можно бросить.

Это было то чувство, вследствие которого охотник рекрут пропивает последнюю копейку, запивший человек перебивает зеркала и стекла без всякой видимой причины и зная, что это будет стоить ему его последних денег; то чувство, вследствие которого человек, совершая (в пошлом смысле) безумные дела, как бы пробует свою личную власть и силу, заявляя присутствие высшего, стоящего вне человеческих условий, суда над жизнью.

С самого того дня, как Пьер в первый раз испытал это чувство в Слободском дворце, он непрестанно находился под его влиянием, но теперь только нашел ему полное удовлетворение. Кроме того, в настоящую минуту Пьера поддерживало в его намерении и лишало возможности отречься от него то, что уже было им сделано на этом пути.

Физическое состояние Пьера, как и всегда это бывает, совпадало с нравственным. Непривычная грубая пища, водка, которую он пил эти дни, отсутствие вина и сигар, грязное, неперемененное белье, наполовину бессонные две ночи, проведенные на коротком диване без постели, – все это поддерживало Пьера в состоянии раздражения, близком к помешательству.

Был уже второй час после полудня. Французы уже вступили в Москву. Пьер знал это, но, вместо того чтобы действовать, он думал только о своем предприятии, перебирая все его малейшие будущие подробности. Пьер в своих мечтаниях не представлял себе живо ни самого процесса нанесения удара, ни смерти Наполеона, но с необыкновенною яркостью и с грустным наслаждением представлял себе свою погибель и свое геройское мужество.

Предлагаем ознакомиться:  Что такое ченнелинг и как им пользоваться

«Да, один за всех, я должен совершить или погибнуть! – думал он. – Да, я подойду… и потом вдруг… Пистолетом или кинжалом? – думал Пьер. – Впрочем, все равно. Не я, а рука провидения казнит тебя, скажу я (думал Пьер слова, которые он произнесет, убивая Наполеона). Ну что ж, берите, казните меня», – говорил дальше сам себе Пьер, с грустным, но твердым выражением на лице, опуская голову.

В то время как Пьер, стоя посередине комнаты, рассуждал с собой таким образом, дверь кабинета отворилась, и на пороге показалась совершенно изменившаяся фигура всегда прежде робкого Макара Алексеевича. Халат его был распахнут. Лицо было красно и безобразно. Он, очевидно, был пьян. Увидав Пьера, он смутился в первую минуту, но, заметив смущение и на лице Пьера, тотчас ободрился и шатающимися тонкими ногами вышел на середину комнаты.

– Они оробели, – сказал он хриплым, доверчивым голосом. – Я говорю: не сдамся, я говорю… так ли, господин? – Он задумался и вдруг, увидав пистолет на столе, неожиданно быстро схватил его и выбежал в коридор.Герасим и дворник, шедшие следом за Макар Алексеичем, остановили его в сенях и стали отнимать пистолет.

Пьер, выйдя в коридор, с жалостью и отвращением смотрел на этого полусумасшедшего старика. Макар Алексеич, морщась от усилий, удерживал пистолет и кричал хриплый голосом, видимо, себе воображая что то торжественное.– К оружию! На абордаж! Врешь, не отнимешь! – кричал он.– Будет, пожалуйста, будет. Сделайте милость, пожалуйста, оставьте.

Ну, пожалуйста, барин… – говорил Герасим, осторожно за локти стараясь поворотить Макар Алексеича к двери.– Ты кто? Бонапарт!.. – кричал Макар Алексеич.– Это нехорошо, сударь. Вы пожалуйте в комнаты, вы отдохните. Пожалуйте пистолетик.– Прочь, раб презренный! Не прикасайся! Видел? – кричал Макар Алексеич, потрясая пистолетом. – На абордаж!

– Берись, – шепнул Герасим дворнику.Макара Алексеича схватили за руки и потащили к двери.Сени наполнились безобразными звуками возни и пьяными хрипящими звуками запыхавшегося голоса.Вдруг новый, пронзительный женский крик раздался от крыльца, и кухарка вбежала в сени.– Они! Батюшки родимые!.. Ей богу, они.

Пьер, решивший сам с собою, что ему до исполнения своего намерения не надо было открывать ни своего звания, ни знания французского языка, стоял в полураскрытых дверях коридора, намереваясь тотчас же скрыться, как скоро войдут французы. Но французы вошли, и Пьер все не отходил от двери: непреодолимое любопытство удерживало его.Их было двое.

Один – офицер, высокий, бравый и красивый мужчина, другой – очевидно, солдат или денщик, приземистый, худой загорелый человек с ввалившимися щеками и тупым выражением лица. Офицер, опираясь на палку и прихрамывая, шел впереди. Сделав несколько шагов, офицер, как бы решив сам с собою, что квартира эта хороша, остановился, обернулся назад к стоявшим в дверях солдатам и громким начальническим голосом крикнул им, чтобы они вводили лошадей.

Окончив это дело, офицер молодецким жестом, высоко подняв локоть руки, расправил усы и дотронулся рукой до шляпы.– Bonjour la compagnie! [Почтение всей компании!] – весело проговорил он, улыбаясь и оглядываясь вокруг себя. Никто ничего не отвечал.– Vous etes le bourgeois? [Вы хозяин?] – обратился офицер к Герасиму.

Герасим испуганно вопросительно смотрел на офицера.– Quartire, quartire, logement, – сказал офицер, сверху вниз, с снисходительной и добродушной улыбкой глядя на маленького человека. – Les Francais sont de bons enfants. Que diable! Voyons! Ne nous fachons pas, mon vieux, [Квартир, квартир… Французы добрые ребята.

Черт возьми, не будем ссориться, дедушка.] – прибавил он, трепля по плечу испуганного и молчаливого Герасима.– A ca! Dites donc, on ne parle donc pas francais dans cette boutique? [Что ж, неужели и тут никто не говорит по французски?] – прибавил он, оглядываясь кругом и встречаясь глазами с Пьером.

Пьер отстранился от двери.Офицер опять обратился к Герасиму. Он требовал, чтобы Герасим показал ему комнаты в доме.– Барин нету – не понимай… моя ваш… – говорил Герасим, стараясь делать свои слова понятнее тем, что он их говорил навыворот.Французский офицер, улыбаясь, развел руками перед носом Герасима, давая чувствовать, что и он не понимает его, и, прихрамывая, пошел к двери, у которой стоял Пьер.

Пьер хотел отойти, чтобы скрыться от него, но в это самое время он увидал из отворившейся двери кухни высунувшегося Макара Алексеича с пистолетом в руках. С хитростью безумного Макар Алексеич оглядел француза и, приподняв пистолет, прицелился.– На абордаж!!! – закричал пьяный, нажимая спуск пистолета.

Французский офицер обернулся на крик, и в то же мгновенье Пьер бросился на пьяного. В то время как Пьер схватил и приподнял пистолет, Макар Алексеич попал, наконец, пальцем на спуск, и раздался оглушивший и обдавший всех пороховым дымом выстрел. Француз побледнел и бросился назад к двери.Забывший свое намерение не открывать своего знания французского языка, Пьер, вырвав пистолет и бросив его, подбежал к офицеру и по французски заговорил с ним.

– Vous n’etes pas blesse? [Вы не ранены?] – сказал он.– Je crois que non, – отвечал офицер, ощупывая себя, – mais je l’ai manque belle cette fois ci, – прибавил он, указывая на отбившуюся штукатурку в стене. – Quel est cet homme? [Кажется, нет… но на этот раз близко было. Кто этот человек?] – строго взглянув на Пьера, сказал офицер.

Предлагаем ознакомиться:  Число Гуа - что это такое и как посчитать число Гуа для женщин?

– Ah, je suis vraiment au desespoir de ce qui vient d’arriver, [Ах, я, право, в отчаянии от того, что случилось,] – быстро говорил Пьер, совершенно забыв свою роль. – C’est un fou, un malheureux qui ne savait pas ce qu’il faisait. [Это несчастный сумасшедший, который не знал, что делал.]Офицер подошел к Макару Алексеичу и схватил его за ворот.

Макар Алексеич, распустив губы, как бы засыпая, качался, прислонившись к стене.– Brigand, tu me la payeras, – сказал француз, отнимая руку.– Nous autres nous sommes clements apres la victoire: mais nous ne pardonnons pas aux traitres, [Разбойник, ты мне поплатишься за это. Наш брат милосерд после победы, но мы не прощаем изменникам,] – прибавил он с мрачной торжественностью в лице и с красивым энергическим жестом.

Пьер продолжал по французски уговаривать офицера не взыскивать с этого пьяного, безумного человека. Француз молча слушал, не изменяя мрачного вида, и вдруг с улыбкой обратился к Пьеру. Он несколько секунд молча посмотрел на него. Красивое лицо его приняло трагически нежное выражение, и он протянул руку.

– Vous m’avez sauve la vie! Vous etes Francais, [Вы спасли мне жизнь. Вы француз,] – сказал он. Для француза вывод этот был несомненен. Совершить великое дело мог только француз, а спасение жизни его, m r Ramball’я capitaine du 13 me leger [мосье Рамбаля, капитана 13 го легкого полка] – было, без сомнения, самым великим делом.

Но как ни несомненен был этот вывод и основанное на нем убеждение офицера, Пьер счел нужным разочаровать его.– Je suis Russe, [Я русский,] – быстро сказал Пьер.– Ти ти ти, a d’autres, [рассказывайте это другим,] – сказал француз, махая пальцем себе перед носом и улыбаясь. – Tout a l’heure vous allez me conter tout ca, – сказал он.

– Charme de rencontrer un compatriote. Eh bien! qu’allons nous faire de cet homme? [Сейчас вы мне все это расскажете. Очень приятно встретить соотечественника. Ну! что же нам делать с этим человеком?] – прибавил он, обращаясь к Пьеру, уже как к своему брату. Ежели бы даже Пьер не был француз, получив раз это высшее в свете наименование, не мог же он отречься от него, говорило выражение лица и тон французского офицера.

На последний вопрос Пьер еще раз объяснил, кто был Макар Алексеич, объяснил, что пред самым их приходом этот пьяный, безумный человек утащил заряженный пистолет, который не успели отнять у него, и просил оставить его поступок без наказания.Француз выставил грудь и сделал царский жест рукой.– Vous m’avez sauve la vie.

Vous etes Francais. Vous me demandez sa grace? Je vous l’accorde. Qu’on emmene cet homme, [Вы спасли мне жизнь. Вы француз. Вы хотите, чтоб я простил его? Я прощаю его. Увести этого человека,] – быстро и энергично проговорил французский офицер, взяв под руку произведенного им за спасение его жизни во французы Пьера, и пошел с ним в дом.

Солдаты, бывшие на дворе, услыхав выстрел, вошли в сени, спрашивая, что случилось, и изъявляя готовность наказать виновных; но офицер строго остановил их.– On vous demandera quand on aura besoin de vous, [Когда будет нужно, вас позовут,] – сказал он. Солдаты вышли. Денщик, успевший между тем побывать в кухне, подошел к офицеру.

Публикации

Теория торсионных полей и их экспериментальный поиск
  • Обухов Ю. И., Пронин П. И. Физические эффекты в теории гравитации с кручением // Итоги науки и техники. Сер. Классическая теория поля и теория гравитации. Т. 2. — М.: ВИНИТИ, 1991. — С. 112—170.
  • [www.ensmp.fr/aflb/AFLB-322/table322.htm Annales de la Fondation Louis de Broglie. Special issue on torsion.] Vol. 32 num. 2-3, 2007
Публикации представителей псевдонаучного направления


Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector