26.07.2019      27      0
 

Суфизм — Википедия (с комментариями)


Этимология

Существует несколько гипотез происхождения слов «тасаввуф», «суфий». Общепринятой является точка зрения, высказанная ещё средневековыми мусульманскими авторами, согласно которой слово суфизм происходит от арабского «суф» (араб. صوف‎‎ — шерсть‎). Издавна грубое шерстяное одеяние считалось обычным атрибутом аскетов-отшельников, «божьих людей», а также мистиков.

Суфии часто возводят его этимологию к корню слову «ас-сафа» (чистота), «сифат» (свойство), либо к выражению ахль ас-суффа («люди скамьи, или навеса»), которое применялось по отношению к малоимущим сподвижникам пророка Мухаммеда, жившим в его мечети в Медине, и отличавшихся своим аскетизмом.

Некоторые исследователи считали, что эти слова неарабского происхождения. В частности, западноевропейские ученые вплоть до начала XX века склонялись к мысли о том, что слово тасаввуф происходит от греческого слова «софия» (мудрость).

На начальном этапе формирования суфизма вместо слова тасаввуф обычно использовались слова зухд (аскетизм, воздержание, отречение от мира) и захид (аскет) либо близкое к нему абид (богомолец, подвижник). Начиная с VIII века последователей суфизма стали называть суфиями. Первым человеком, которого называли суфием, был либо куфиец Джабир ибн Хайян (ум. в 767 г.), либо другой куфиец по имени Абу Хашим.

Существует несколько гипотез происхождения слов «тасаввуф», «суфий». Общепринятой ныне является точка зрения, высказанная ещё средневековыми мусульманскими авторами, согласно которой слово суфизм происходит от арабского суф (араб.صوف‎ — шерсть‎). Издавна грубое шерстяное одеяние считалось обычным атрибутом аскетов-отшельников, «божьих людей», а также мистиков[1].

Суфии часто возводят его этимологию к корню слова ас-сафа («чистота»), сифат («свойство»), либо к выражению ахль ас-суффа («люди скамьи, или навеса»), которое применялось по отношению к малоимущим сподвижникампророкаМухаммеда, жившим в его мечети в Медине, и отличавшихся своим аскетизмом[2].

Некоторые исследователи считали, что эти слова неарабского происхождения. В частности, западноевропейские учёные вплоть до начала XX века склонялись к мысли о том, что слово тасаввуф происходит от греческого слова софия («мудрость»)[2].

Суфизм — Википедия (с комментариями)

На начальном этапе формирования суфизма вместо слова тасаввуф обычно использовались слова зухд («аскетизм», «воздержание, отречение от мира») и захид («аскет») либо близкое к нему ‘абид («богомолец», «подвижник»). Начиная с VIII века последователей суфизма стали называть суфиями. Первым человеком, которого называли суфием, был либо куфиецДжабир ибн Хайян (ум. в 767 г.), либо другой куфиец по имени Абу Хашим[2].

Существует несколько гипотез происхождения слов «тасаввуф», «суфий». Общепринятой ныне является точка зрения, высказанная ещё средневековыми мусульманскими авторами, согласно которой слово суфизм происходит от арабского суф (араб.صوف‎ — шерсть‎). Издавна грубое шерстяное одеяние считалось обычным атрибутом аскетов-отшельников, «божьих людей», а также мистиков[1].

Суфии часто возводят его этимологию к корню слову «ас-сафа» (чистота), «сифат» (свойство), либо к выражению ахль ас-суффа («люди скамьи, или навеса»), которое применялось по отношению к малоимущим сподвижникампророкаМухаммеда, жившим в его мечети в Медине, и отличавшихся своим аскетизмом[2].

На начальном этапе формирования суфизма вместо слова тасаввуф обычно использовались слова зухд («аскетизм», «воздержание, отречение от мира») и захид («аскет») либо близкое к нему абид («богомолец», «подвижник»). Начиная с VIII века последователей суфизма стали называть суфиями. Первым человеком, которого называли суфием, был либо куфиецДжабир ибн Хайян (ум. в 767 г.), либо другой куфиец по имени Абу Хашим[2].

Содержание

  • 1 Этимология
  • 2 История суфизма
    • 2.1 Возникновение
    • 2.2 Формирование
    • 2.3 Становление
    • 2.4 Интеллектуализация
    • 2.5 Современный суфизм
  • 3 Многоликость
  • 4 Учение
  • 5 Суфийская наука
  • 6 Тарикаты
  • 7 Суфийская терминология
  • 8 Примечания
  • 9 Литература
  • 10 Ссылки

История суфизма

Мусульманские исследователи и историки условно разделяют историю суфизма на три периода: период зухда (аскетизма), период тасаввуфа (суфизма) и период тарикатов (суфийских братств).

Период зухда

  • VII-VIII века — возникновение и развитие аскетико-мистических тенденций в исламе.
  • середина VIII — начало IX века — фактическое начало формирования суфизма.

Период тасаввуфа

  • IX век — появление ряда суфийских школ и активная разработка теории и практики суфизма.
  • конец IX века — сближение с шиитским и исмаилитским эзотеризмом.
  • X—XI века — рост популярности суфийского образа жизни и мировоззрения. В этот период были созданы сочинения, в которых зафиксировались главные положения «суфийской науки» и в общих чертах сложилась собственно суфийская традиция. Авторы классической суфийской литературы систематизировали суфийское знание и закрепили свойственную лишь суфиям терминологию.

Период тарикатов

  • XII—XIII века — становление суфизма важным элементом религиозной жизни мусульманского общества.
  • середина XII — начало XIII века — вокруг суфийских обителей (завия, ханака, рибат) начинают складываться суфийские братства (тарикаты).
  • XII—XIII века — развитие спекулятивно-эзотерической стороны суфийского учения.
  • XIII—XIV века — расцвет философского суфизма. Выработка концепции «совершенного человека», «единства бытия», «самопроявления Абсолюта», «эманации» и т. д.

Возникновение

Пророк Мухаммад

Слово «тасаввуф» (суфизм) в Коране и сунне не упоминается. Однако основы суфизма были сформулированы пророком Мухаммедом и нашли отражение в хадисах. Аскетический образ жизни и практика совершенствования своих духовных качеств, положившие начало суфизма, возникли ещё во времена пророка Мухаммеда. Для суфиев пророк Мухаммад является посланником Аллаха, который на своем примере указал пути духовного воспитания личности и общества.

Асхабы

Указанные выше качества пророка Мухаммеда были тщательно изучены его сподвижниками. Классики суфизма и историки приписывают к продолжателям духовной практики Мухаммада Праведных халифов (Абу Бакр, Умар, Усман, Али) и представителей его семьи (Хасан, Хусейн, Зейн аль-Абидин, Мухаммад аль-Бакир, Джафар ас-Садик и др.).

Ахль ас-суффа

Исключительное значение в возникновении и развитии мусульманского аскетизма сыграли люди, которых называли «ахль ас-суффа» (араб. أهل الصفة‎‎ — люди скамьи‎). Их группа численностью от 70 до 300 человек собирались в мединской мечети и состояла из беднейших представителей мухаджиров и ансаров. Они отдавали приоритет духовной и аскетической практике в религии, проводя долгие часы в молитвах и постах.

Ахль ас-суффа пристально наблюдали за всеми словами и поступками пророка Мухаммада, который их очень высоко ценил и уважал. Среди них были Абу Хурайра, Салман аль-Фариси, Абу Зарр аль-Гифари, Сухайб ар-Руми, Абу Муса аль-Ашари и другие известнейшие сподвижники. Пророк Мухаммад посылал этих людей для проповеди ислама среди различных арабских племен.

Табиины

Аскетическая практика первого поколения мусульман в дальнейшем была продолжена и развита следующим поколением. Среди известных аскетов, были такие известные люди, как Хасан аль-Басри, Увейс Карани, Умар ибн Абдул-Азиз и др. К суфизму в основном примыкали собиратели хадисов (мухаддисы), странствующие проповедники (куссас), чтецы Корана, участники джихада, а также часть христианского населения, принявшая ислам.

Примерно к середине VIII — началу IX века следует отнести фактическое начало формирования суфизма. В этот период получили ещё большее распространение идеи аскетизма, появился термин «тасаввуф» (суфизм), а также начала формироваться суфийская терминология. Среди известных аскетов того времени были Шакик аль-Балхи, Фудайл ибн Ийад, Давуд ат-Таи, Рабиа аль-Адавия, Хашим ас-Суфи и другие.

Причины возникновения

Причин возникновения и развития аскетико-мистических тенденций в исламе много. Среди наиболее заметных можно отметить социально-политические неурядицы первых двух веков существования мусульманской общины, которая породила эскапистские настроения, а также общее усложнение религиозной жизни, сопровождавшееся углубленными идейными и духовными исканиями. Влияние других религиозно-философских систем (в первую очередь христианства) также внесло немалый вклад в развитие суфизма.

Особенности

Типичными чертами практики ранних суфиев было размышление над смыслом Корана, строжайшее следование его предписаниям и сунне пророка Мухаммеда в повседневной жизни, многократные дополнительные молитвы, бдения и посты (навафиль). Суфии отличались отрешением от всего мирского, благочестием в повседневной жизни, отказом от сотрудничества со светскими и военными властями, преданием себя воле божьей (таваккул) и так далее.

В отличие от абстрактных богословских рассуждений мутазилитов и следования «букве» священных текстов традиционалистов, суфийские учения изначально были антропоцентрическими. Им был присущ глубокий анализ мельчайших движений души человека, скрытых мотивов его поступков, а также внимание к личному переживанию и внутреннему осознанию религиозных истин.

Так, один из основателей суфизма аль-Хасан аль-Басри создал «науку о сердцах и помыслах» (аль-кулуб валь-хаватир) и о человеческих намерениях (ният). В высказываниях и проповедях учеников и последователей аль-Хасана аль-Басри Рабаха ибн Амра, Рабии аль-Адавии и ад-Дарани появились мотивы бескорыстной любви к Богу (махабба, хубб), неизбывной тоски по нему и стремления сблизиться с ним. Начиная с IX века эти мотивы стали характернейшей особенностью и отличительной чертой суфизма, придав ей отчетливый мистический оттенок.

Формирование

В течение IX века появляется ряд суфийских школ и активная разработка теории и практики суфизма. Наиболее влиятельными школами в то время были басрийская, багдадская и хорасанская. Представители этих школ дают подробные описания её «состояний» мистика (хал) и «стоянок» (макам). Как и в других мистических учениях, её рассматривали как «путь» (тарикат), проходя который суфий очищается от «мирской скверны» и сближается с Богом.

В учении о «намерениях» главный акцент делался на искренность и бескорыстие (ихлас, сидк). В связи с этим суфии стали разрабатывать способы самонаблюдения и самоконтроля (муракаба или мухасаба). Подобное учение, сформулированное багдадским суфием аль-Мухасиби, приобрело множество адептов, которых стали именовать маламатия.

К концу IX века суфизм сблизился с шиитским и исмаилитским эзотеризмом. Важнейшим элементом этих течений было символико-аллегорическое толкование коранического текста (тавиль) и извлечение его «скрытого» смысла, который доступен лишь «посвящённым». Традиции тавиля дали начало теософским учениям о мироздании и мистическом откровении (кашф). Суфизм воспринял также элементы алхимии, физиогномики, науки о символике цифр и букв (джафр) и так далее.

В ходе теософских рассуждений ряд суфийских мыслителей, среди которых ан-Нури (ум. в 907 г.) и аль-Харраз (ум. в 899 г.), пришли к утверждению, что конечным пунктом «пути к Богу» является не только его «лицезрение» (мушахада), но и «уничтожение», «растворение», а затем «пребывание» в Боге личности суфия (фана/бака).

Эти утверждения вызывали резкую критику суннитских богословов, так как были истолкованы ими как признание субстанционального соединения (иттихад, хулул) Бога и человека. Некоторые авторы теософских и экстатических высказываний (ат-Тустари, ас-Салимия, аль-Хаким ат-Тирмизи, ан-Нури) часто преследовались властями, однако лишь немногие из них подвергались наказанию публичной казнью (аль-Халладж, Ибн Ата, Айн аль-Кудат аль-Хамадани).

Знаменитый «опьяненный» мистик аль-Бистами повествовал в поэтической форме о своем «восхождении» (мирадж) к божественной сущности и соединении с ней. Он проповедовал крайние формы суфийского переживания и пользовался у себя на родине в широкой известностью и авторитетом. Подозрительное отношение к суфиям со стороны суннитских авторитетов заставляло суфиев быть осторожными.

Социальную базу раннего суфизма составляли в основном мелкие торговцы и ремесленники. Людей с богословским образованием среди них было мало. Уже на раннем этапе суфизма его важнейшим элементом было овладение его теорией и практикой под руководством духовного наставника (шейха, муршида). Шейхи требовали от начинающих суфиев (мюридов) полного подчинения и признания его авторитета во всех религиозных и светских вопросах.

Крупнейших суфийских учителей стали именовать «святыми» (вали, авлия) или «божественными полюсами» (кутб, актаб). В этом можно усмотреть влияние шиитских учений об имамах. Мюриды и простые люди начали приписывать своим наставникам «богоизбранность», способность к совершению чудес (карамат), толкованию «скрытого» смысла священных текстов и тому подобное.

Период зухда
Период тасаввуфа
  • IX век — появление ряда суфийских школ и активная разработка теории и практики суфизма.
  • конец IX века — сближение с шиитским и исмаилитскимэзотеризмом[3].
  • X—XI века — рост популярности суфийского образа жизни и мировоззрения. В этот период были созданы сочинения, в которых зафиксировались главные положения «суфийской науки» и в общих чертах сложилась собственно суфийская традиция. Авторы классической суфийской литературы систематизировали суфийское знание и закрепили свойственную лишь суфиям терминологию.
Период тарикатов

Возникновение

Пророк Мухаммед (Мухаммад)
Период зухда
  • VII—VIII века — возникновение и развитие аскетико-мистических тенденций в исламе.
  • середина VIII — начало IX века — фактическое начало формирования суфизма.
Период тасаввуфа
Период тарикатов

Возникновение

Многоликость

Гибкость суфизма и «открытость» посторонним влияниям сделали его крайне неоднородным. Будучи изначально проповедью смирения и ухода от мирской суеты, он на протяжении своей истории не раз становился сначала идеологией повстанческих и махдистских движений, а позднее — антиколониальной борьбы. Среди известных восстаний: «восстание муридов» в Андалусии, религиозно-политическое движение в Анатолии во главе с шейхом Бадруддином, Кавказская война во главе с Шамилём и т. д.

После признания суфизма большинством мусульманских авторитетов под его прикрытием стали действовать разного рода общины и течения «крайнего» толка (хуруфия, ахл-и хакк и т. п.). На Ближнем Востоке распространились братства, исповедовавшие смешанную суфийско-шиитскую доктрину (бекташия, маулавия, нурбахшия, ниматуллахия, кубравия, халватия, захабия).

Сура Аль-Ахзаб 33:21 (перевод Пороховой)

Был вам в посланнике АллахаПример хороший тем,Кто возложил свои надежды на АллахаИ на Последний День (Его Суда)И в поминании Аллахапроводит долгие часы.

Оригинальный текст  (ар.)  

لَقَدْ كَانَ لَكُمْ فِي رَسُولِ اللَّهِ أُسْوَةٌ حَسَنَةٌ لِمَنْ كَانَ يَرْجُو اللَّهَ وَالْيَوْمَ الْآخِرَ وَذَكَرَ اللَّهَ كَثِيرًا

Гибкость суфизма и «открытость» посторонним влияниям сделали его крайне неоднородным. Будучи изначально проповедью смирения и ухода от мирской суеты, он на протяжении своей истории не раз становился сначала идеологией повстанческих и махдистских движений, а позднее — антиколониальной борьбы. Среди известных восстаний: «восстание муридов» в Андалусии, религиозно-политическое движение в Анатолии во главе с шейхом Бадруддином, Кавказская война во главе с Шамилём и т. д.[6]

После признания суфизма большинством мусульманских авторитетов под его прикрытием стали действовать разного рода общины и течения «крайнего» толка (хуруфия, ахл-и хакк и т. п.). На Ближнем Востоке распространились братства, исповедовавшие смешанную суфийско-шиитскую доктрину (бекташия, маулавия, нурбахшия, ниматуллахия, кубравия, халватия, захабия).

Учение

Целью суфизма является воспитание «совершенного человека», который свободен от мирской суеты и сумел возвыситься над негативными качествами своей природы. Суфизм вдохновлял своих последователей, раскрывал в них глубинные качества души и сыграл большую роль в развитии эстетики, этики, литературы и искусства.

Суфизм совершенствует духовный мир человека. Благодаря ему мусульманин может ослабить влияние на личность материального мира и пойти по пути постоянного духовного совершенствования, бескорыстного и преданного служения Богу. Посредством суфизма человек может реализовать такие сокрытые качества своей души, как вера, покорность (ислам), терпение (сабр), довольство (ради), упование (тавакуль) и бороться с такими сокрытыми душевными пороками, как нетерпимость, гордыня, скупость.

Духовное воспитание личности невозможно осуществить только посредством механического исполнения обрядов и правовых положений, а путь духовной практики не позволяет религии закостенеть и лишиться духа. В отличие от правовой науки (фикх), регулирующей только внешние, видимые аспекты проблем, суфизм обладает способностью воздействовать на духовный мир человека посредством искреннего и преданного служения Богу.

аль-Ихья Улум ад-дин аль-Газали

Предлагаем ознакомиться:  Беременность во сне сонник ванги » Все для тех кому не все равно

Основными составляющими суфизма принято считать аскетизм, мистицизм, утончённую духовность[8], подвижничество[9].

Целью суфизма является воспитание «совершенного человека», который свободен от мирской суеты и сумел возвыситься над негативными качествами своей природы. Суфизм вдохновлял своих последователей, раскрывал в них глубинные качества души и сыграл большую роль в развитии эстетики, этики, литературы и искусства.

Суфизм совершенствует духовный мир человека. Благодаря ему мусульманин может ослабить влияние на личность материального мира и пойти по пути постоянного духовного совершенствования, бескорыстного и преданного служения Богу. Посредством суфизма человек может реализовать такие сокрытые качества своей души, как вера, покорность (ислям), терпение (сабр), довольство (рида), упование (тавакуль), и бороться с такими сокрытыми душевными пороками, как нетерпимость, гордыня, скупость.

Духовное воспитание личности невозможно осуществить только посредством механического исполнения обрядов и правовых положений, а путь духовной практики не позволяет религии закостенеть и лишиться духа. В отличие от правовой науки (фикх), регулирующей только внешние, видимые аспекты проблем, суфизм обладает способностью воздействовать на духовный мир человека посредством искреннего и преданного служения Богу.

Суфизм — Википедия (с комментариями)

Суфизм совершенствует духовный мир человека. Благодаря ему мусульманин может ослабить влияние на личность материального мира и пойти по пути постоянного духовного совершенствования, бескорыстного и преданного служения Богу. Посредством суфизма человек может реализовать такие сокрытые качества своей души, как вера, покорность (ислам), терпение (сабр), довольство (ради), упование (тавакуль) и бороться с такими сокрытыми душевными пороками, как нетерпимость, гордыня, скупость.

Суфийская наука

Суфизм — это особая, иррациональная исламская наука, которую невозможно постигнуть путем эмпирических опытов или логических доказательств. Положения суфизма должны постигаться душой и сердцем человека и приниматься на веру. По этой причине, путь духовного совершенства суфия лежит только через полное подчинение учителю и выполнение всех его указаний. Суфизм, также как и все остальные исламские дисциплины, имеет своими источниками Коран и Сунну пророка Мухаммада и его первых сподвижников.

Список книг Ибн Араби

Суфийская литература

Суфийская традиция сложилась в X—XI веках и отличалась от прочих идейных и религиозных течений в исламе. В это время были созданы сочинения, в которых зафиксировались главные положения «суфийской науки» (ильм ат-тасаввуф). Авторы этих «классических руководств» по суфизму пытались доказать правомочность существования суфизма в лоне ислама и оправдать его теории и практики.

Среди дошедших до нас сочинений особо выделяются следующие:

  • аль-Харис аль-Мухасиби «ар-Риая ли-Хукукуллах» — одно из первых классических сочинений по суфизму
  • аль-Хаким ат-Тирмизи «Хатм аль-Вилайя»
  • Абу Наср ас-Саррадж ат-Туси «Китаб аль-люма» — ценное пособие по суфизму, где дается описание его источников, терминологии и истории возникновения
  • Абу Бакр аль-Калабази «Китаб ат-таарруф» — описания и объяснения основных понятиям суфизма
  • Абу Талиб аль-Макки «Кут аль-кулуб» — применение практики суфизма в аскезе и молитвах
  • ас-Сулами «Рисалат аль-маламатия» и «Адаб ас-сухба»
  • аль-Кушайри «Рисала фи-т-тасаввуф» — систематизация положения суфизма с позиции суннитского ислама
  • аль-Худжвири «Кашф аль-махджуб» (на фарси).
  • Абу Хамид аль-Газали «аль-Ихья Улум ад-дин»
  • Абу Хафс Умар Сухраварди «Авариф аль-Маариф»
  • Мухйиддин ибн Араби «Фусус аль-Хикам» и «Футухат аль-Маккия»
  • Джалаладдин Руми «Маснави» (на фарси)

Иллюстрация из книги Джами

История тасаввуфа

Исторические данные об этапах развития суфизма, его основных понятиях, терминологии, философии, а также биографии наиболее известных аскетов содержатся во многих сочинениях, самыми авторитетными из которых являются:

  • Абдуррахман ас-Сулами «Хакаик ат-тафсир» — отражение суфийской традиции эзотерического толкования Корана
  • он же, «Табакат ас-суфия»
  • Абу Нуайм Исфахани «Хильят аль-авлия ва табакат аль-асвия» — в этой книге автор причисляет к «ранним» суфиям Али ибн Абу Талиба и других сподвижников пророка Мухаммеда
  • Абдул-Карим Кушайри «Ар-Рисаля»
  • Али аль-Худжвири «Кашф аль-Махджуб»
  • Абуль-Фарадж ибн аль-Джаузи «Сифат ас-Сафва»
  • Фаридуддин Аттар «Таскират аль-Авлия»
  • Ибн аль-Мулаккин «Табакат аль-Авлия»
  • Абдуррахман Джами «Нафахат аль-Инс мин Хадарат аль-Кудс»
  • Зайнуддин Ахмад аз-Забаби «Табакат аль-Хавас Ахль ас-Сидк ва аль-Ихлас»
  • Абдул-Ваххаб аш-Шарани «Табакат аль-Кубра»
  • Юсуф ибн Исмаил ан-Набхани «Джамиу Карама аль-Авлия»

Толкование Корана

Приоритеты суфизма в духовном совершенствовании личности определили его методологические особенности по отношению к Корану и сунне пророка Мухаммеда. Так, при толковании Корана средневековые суфии попытались объяснить аяты, которые отнесены в разряд непостижимых для человеческого разума (муташабихат).

Одними из самых известных толкований Корана, написанных по суфийской методологии, являются:

  • Абу Абдуррахман Сулами «Хакаик ат-Тавсир»
  • Абдул-Карим Кушайри «Латаиф аль-Ишарат»
  • Абдурраззак аль-Кашани «Тавилат аль-Куран»
  • Ниматуллах Нахджувани «аль-Фаватих аль-Илахия»
  • Бурсали И. Хакки «Рух аль-Байан»

Сунна

Течения суфизма Классический суфизм

При отборе хадисов классики суфизма обращали внимание на их духовную составляющую и почти не обращали внимания на проблемы достоверности этих хадисов и проверку цепей их передатчиков. По этой причине в суфийских сборниках хадисов содержится большое количество слабых и даже сомнительных хадисов, с точки зрения суннитской методологии.

Наиболее авторитетными сборниками хадисов в суфизме являются:

  • Аль-Хаким ат-Тирмизи «Навадир аль-Усул»
  • Абу Бакр Калабази «Бахр аль-Фаваид»
  • Ахмад ар-Рифаи «Халяту Ахли’ль-Хакика мааллах»
  • Садраддин Коневи «Шарху хадис-и арбаин»
  • Ибн Абу Джамр «Бахджат ан-Нуфуз»

Фикх

Развиваясь в лоне ортодоксального суннизма, суфизм не отрицает правовые аспекты религии и расценивает исламское право (фикх) как неотъемлемую часть религии. Суфизм придает духовность правовым решениям факиха, опирающихся на первоисточники и альтернативные методы иджтихада, а также помогает развить сокрытые (батин) духовные аспекты в каждом правовом предписании.

Суфизм — это особая, иррациональная исламская наука, которую невозможно постигнуть путём эмпирических опытов или логических доказательств. Положения суфизма должны постигаться душой и сердцем человека, и приниматься на веру. По этой причине путь духовного совершенства суфия лежит только через полное подчинение учителю и выполнение всех его указаний. Суфизм, также как и все остальные исламские дисциплины, имеет своими источниками Коран и Сунну пророка Мухаммада и его первых сподвижников.

Суфийская литература

Суфийская традиция сложилась в X—XI веках и отличалась от прочих идейных и религиозных течений в исламе. В это время были созданы сочинения, в которых зафиксировались главные положения «суфийской науки» (ильм ат-тасаввуф). Авторы этих «классических руководств» по суфизму пытались доказать правомочность существования суфизма в лоне ислама и оправдать его теории и практики.

История тасаввуфа
Толкование Корана

Приоритеты суфизма в духовном совершенствовании личности определили его методологические особенности по отношению к Корану и сунне пророка Мухаммеда. Так, при толковании Корана средневековые суфии попытались объяснить аяты, которые отнесены в разряд непостижимых для человеческого разума (муташабихат).

Суфизм — Википедия (с комментариями)

При отборе хадисов классики суфизма обращали внимание на их духовную составляющую и почти не обращали внимания на проблемы достоверности этих хадисов и проверку цепей их передатчиков. По этой причине в суфийских сборниках хадисов содержится большое количество слабых и даже сомнительных хадисов, с точки зрения суннитской методологии[2].

Развиваясь в лоне ортодоксального суннизма, суфизм не отрицает правовые аспекты религии и расценивает исламское право (фикх) как неотъемлемую часть религии. Суфизм придаёт духовность правовым решениям факиха, опирающихся на первоисточники и альтернативные методы иджтихада, а также помогает развить сокрытые (батин) духовные аспекты в каждом правовом предписании.

Суфизм — это особая, иррациональная исламская наука, которую невозможно постигнуть путём эмпирических опытов или логических доказательств. Положения суфизма должны постигаться душой и сердцем человека и приниматься на веру. По этой причине путь духовного совершенства суфия лежит только через полное подчинение учителю и выполнение всех его указаний. Суфизм, также как и все остальные исламские дисциплины, имеет своими источниками Коран и Сунну пророка Мухаммада и его первых сподвижников.

Суфийская литература
История тасаввуфа
Толкование Корана
Суфийская литература
История тасаввуфа
Толкование Корана

Тарикаты

В историческом аспекте значение термин тарикат претерпело значительное изменение. В IX—X веках этот термин означал практический метод — некий свод морально-этических положений и психологических приемов, с помощью которого суфий вступал на путь размышлений и психофизических упражнений, результатом которых должно было стать интуитивное познание истинной божественной реальности (хакикат).

Он представлял из себя метод постепенного овладения сущностью созерцательного мистицизма через получаемый духовный опыт «стоянок» в едином сочетании с психоэкстатическими состояниями (ахвал). В XI — середине XII века в Хорасане на базе обителей-кружков образовался институт «учитель—ученик». К концу XII века окончательно сложился институт цепи духовной преемственности (силсила), сыгравший основную роль в канонизации частных методов Пути мистического познания.

Суфизм — Википедия (с комментариями)

Традиционно считается, что в течение XII—XIV веках в суфизме сложилось 12 основных братств: рифаия, ясавия, шазилия, сухравардия, чиштия, кубравия, бадавия, кадирия, мевлеви, бекташи, халватия, накшбандия-хваджаган, возникшие в рамках хорасанской, месопотамской, мавераннахрской и магрибинской мистических традиций.

Некоторые исследователи включали такие тарикаты как: дасукия, садия, байрамия, сафавия. Эти братства дали начало всем многочисленным ветвям, сложившимся впоследствии в самостоятельные тарикаты. Самыми ранними братствами были последователи Абдул-Кадира аль-Джилани (кадириты) и Ахмада ар-Рифаи (рифаиты).

В XV—XVII веках в результате постепенной бюрократизации структуры и канонизации ритуала отношения «наставник—ученик» сменились связью «святой—послушник». Теперь мюрид подчинялся не столько духовному наставнику, сколько руководству по внутренней жизни братства. Главным различительным признаком между тарикатами становится зикр.

Основные особенности братства можно свести к следующим:

  1. полное подчинение главе таркиата как наследнику «божественной благодати» и вилая;
  2. развитая организационная система, в основе которой заложен принцип иерархического подчинения;
  3. два типа последователей: полноправные и ассоциированные члены;
  4. эзотерический принцип инициации и посвящения;
  5. наличие внутреннего устава в соблюдении физических, аскетических и психологических упражнений и приемов;
  6. особое значение коллективного зикра и его ритуала;
  7. наличие в тарикате культа, связанного с могилами «святых» (авлия).
Основные (материнские) братства

Название Оригинальное
написание
Основатель (эпоним) Территория распространения
Бадавия араб. البدوية‎‎ Ахмад аль-Бадави (ум. 1276) Египет
Бекташи араб. بكداشية‎‎ Хаджи Бекташ (ум. 1271) Турция, Албания и Босния
Кадирия араб. القادريه‎‎ Абдул-Кадир аль-Джилани (1077—1166) Турция, Индонезия, Южная Азия, Балканы, Северный Кавказ, Китай, Западная и Восточная Африка
Кубравия араб. کبرویہ‎‎ Наджм ад-дин Кубра (1145—1221) Средняя Азия
Мевлеви араб. المولوية‎‎ Джалаладдин Руми (1207—1273) Турция
Накшбандия перс. نقشبندی‎ Бахауддин Накшбанд (1318—1389) Средняя Азия, Ближний Восток, Северный Кавказ, Индия, Пакистан
Рифаия араб. الرفاعي‎‎ Ахмад ар-Рифаи (1118—1181) Арабский Ближний Восток, Турция, Балканский п-ов, Южная Азия
Сухравардия араб. سهروردية‎‎ Абу Хафс ас-Сухраварди (1144—1234) Индия
Чиштия перс. چشتی‎ Муинуддин Чишти (1141—1230) Индия, Пакистан, некоторые регионы Южной Азии
Шазилия араб. الشاذلية‎‎ Абуль-Хасан аш-Шазили (ум. 1196) Египет
Ясавия перс. یسوی‎ Ахмед Ясави (1103—1166) Центральная Азия

В историческом аспекте значение термин тарикат претерпело значительное изменение. В IX—X веках этот термин означал практический метод — некий свод морально-этических положений и психологических приёмов, с помощью которого суфий вступал на путь размышлений и психофизических упражнений, результатом которых должно было стать интуитивное познание истинной божественной реальности (хакикат).

Он представлял из себя метод постепенного овладения сущностью созерцательного мистицизма через получаемый духовный опыт «стоянок» в едином сочетании с психоэкстатическими состояниями (ахвал). В XI — середине XII века в Хорасане на базе обителей-кружков образовался институт «учитель—ученик». К концу XII века окончательно сложился институт цепи духовной преемственности (силсила), сыгравший основную роль в канонизации частных методов Пути мистического познания.

Традиционно считается, что в течение XII—XIV веках в суфизме сложилось 12 основных братств: рифаия, ясавия, шазилия, сухравардия, чиштия, кубравия, бадавия, кадирия, мевлеви, бекташи, халватия, накшбандия-хваджаган, возникшие в рамках хорасанской, месопотамской, мавераннахрской и магрибинской мистических традиций.

Суфизм — Википедия (с комментариями)

Некоторые исследователи включали такие тарикаты как: дасукия, садия, байрамия, сафавия. Эти братства дали начало всем многочисленным ветвям, сложившимся впоследствии в самостоятельные тарикаты. Самыми ранними братствами были последователи Абду-ль-Кадира Гилани (кадириты) и Ахмада ар-Рифаи (рифаиты)[10].

В XV—XVII веках в результате постепенной бюрократизации структуры и канонизации ритуала отношения «наставник—ученик» сменились связью «святой—послушник». Теперь мюрид подчинялся не столько духовному наставнику, сколько руководству по внутренней жизни братства. Главным различительным признаком между тарикатами становится зикр[1].

Основные особенности братства можно свести к следующим:

  1. полное подчинение главе тариката как наследнику «божественной благодати» и вилая;
  2. развитая организационная система, в основе которой заложен принцип иерархического подчинения;
  3. два типа последователей: полноправные и ассоциированные члены;
  4. эзотерический принцип инициации и посвящения;
  5. наличие внутреннего устава в соблюдении физических, аскетических и психологических упражнений и приёмов;
  6. особое значение коллективного зикра и его ритуала;
  7. наличие в тарикате культа, связанного с могилами «святых» (авлия)[1].
Основные (материнские) братства
Название араб. Основатель (эпоним) Территория распространения
Бадавия البدوية Ахмад аль-Бадави (ум. 1276) Египет.
Бекташи البكداشية Хаджи Бекташ (ум. 1271) Турция, Албания и Босния.
Кадирия القادرية Абду-ль-Кадир Гилани (1077—1166) Турция, Индонезия, Южная Азия, Балканы, Северный Кавказ, Китай, Западная и Восточная Африка.
Кубравия الكبرویة Наджм ад-дин Кубра (1145—1221) Средняя Азия.
Мевлеви المولوية Джалаладдин Руми (1207—1273) Турция.
Накшбандия النقشبندية Бахауддин Накшбанд (1318—1389) Средняя Азия, Ближний Восток, Северный Кавказ, Индия, Пакистан.
Рифаия الرفاعية Ахмад ар-Рифаи (1118—1181) Арабский Ближний Восток, Турция, Балканский п-ов, Южная Азия.
Сухравардия السهروردية Абу Хафс ас-Сухраварди (1144—1234) Индия.
Чиштия الجشتية Муинуддин Чишти (1141—1230) Индия, Пакистан, некоторые регионы Южной Азии.
Шазилия الشاذلية Абу-ль-Хасан аш-Шазили (ум. 1196) Египет, Северный Кавказ.
Ясавия اليسوية Ахмед Ясави (1103—1166) Центральная Азия.

Традиционно считается, что в течение XII—XIV веках в суфизме сложилось 12 основных братств: рифаия, ясавия, шазилия, сухравардия, чиштия, кубравия, бадавия, кадирия, мевлеви, бекташи, халватия, накшбандия-хваджаган, возникшие в рамках хорасанской, месопотамской, мавераннахрской и магрибинской мистических традиций.

Некоторые исследователи включали такие тарикаты как: дасукия, садия, байрамия, сафавия. Эти братства дали начало всем многочисленным ветвям, сложившимся впоследствии в самостоятельные тарикаты. Самыми ранними братствами были последователи Абдул-Кадира аль-Джилани (кадириты) и Ахмада ар-Рифаи (рифаиты)[10].

  1. полное подчинение главе тариката как наследнику «божественной благодати» и вилая;
  2. развитая организационная система, в основе которой заложен принцип иерархического подчинения;
  3. два типа последователей: полноправные и ассоциированные члены;
  4. эзотерический принцип инициации и посвящения;
  5. наличие внутреннего устава в соблюдении физических, аскетических и психологических упражнений и приёмов;
  6. особое значение коллективного зикра и его ритуала;
  7. наличие в тарикате культа, связанного с могилами «святых» (авлия)[1].
Основные (материнские) братства
Название Оригинальное
написание
Основатель (эпоним) Территория распространения
Бадавия араб.البدوية Ахмад аль-Бадави (ум. 1276) Египет
Бекташи араб.بكداشية Хаджи Бекташ (ум. 1271) Турция, Албания и Босния
Кадирия араб.القادريه Абдул-Кадир аль-Джилани (1077—1166) Турция, Индонезия, Южная Азия, Балканы, Северный Кавказ, Китай, Западная и Восточная Африка
Кубравия араб.کبرویہ Наджм ад-дин Кубра (1145—1221) Средняя Азия
Мевлеви араб.المولوية Джалаладдин Руми (1207—1273) Турция
Накшбандия перс.نقشبندی Бахауддин Накшбанд (1318—1389) Средняя Азия, Ближний Восток, Северный Кавказ, Индия, Пакистан
Рифаия араб.الرفاعي Ахмад ар-Рифаи (1118—1181) Арабский Ближний Восток, Турция, Балканский п-ов, Южная Азия
Сухравардия араб.سهروردية Абу Хафс ас-Сухраварди (1144—1234) Индия
Чиштия перс.چشتی Муинуддин Чишти (1141—1230) Индия, Пакистан, некоторые регионы Южной Азии
Шазилия араб.الشاذلية Абу-ль-Хасан аш-Шазили (ум. 1196) Египет
Ясавия перс.یسوی Ахмед Ясави (1103—1166) Центральная Азия

Суфийская терминология

  • Байа (араб. بيعة ‎‎) — обряд инициации, при которой мюрид дает своему муршиду присягу (клятву) о том, что он останется верен ему и будет выполнять все его указания.
  • Ваджд — экстатическое переживание присутствия Божества.
  • Вахдат аль-вуджуд (араб. وحدة الوجود‎‎) — единство бытия.
  • Вахдат аш-шухуд (араб. وحدة الشهود‎‎) — термин, прилагавшийся к полярным по своему содержанию мистико-философским учениям аль-Халладжа, аль-Джили и ас-Симнани.
  • Вирд(араб. ورد‎‎‎‎) — задания в виде молитв, которые муршид даёт своим мюридам.
  • Гайб (араб. غيب‎‎) — сокровенное, недоступное человеческому разуму.
  • Зикр (араб. ذکر‎‎ — поминание‎‎) — многократное произнесение молитвенной формулы, «столп, на котором зиждется весь мистический Путь».
  • Кутб (араб. قطب‎‎ — полюса‎) — высшая степень святости в иерархии «святых», лидер или духовный наставник тариката.
  • Каввали (урду قوٌالی) — исполнение под музыку суфийской поэзии, распространённое преимущественно в Пакистане и северной Индии.
  • Инсан камиль (араб. إنسان كامل‎‎) — идеал совершенного человека, победившего в себе нафс и достигшего состояния хакика.
  • Макам (араб. مقام‎‎) — духовное состояние на пути самосовершенствования, которое характеризуется определенной стабильностью; «стоянка» тариката.
  • Рабита (араб. رابطة‎‎ — связь, узы‎) — , духовная связь между учеником и его наставником, одна из ступеней к постижению божества и растворению в нём.
  • Сама (араб. سماع‎‎ — слышание) — разновидность зикра, включающая в себя пение, игру на музыкальных инструментах, танец, декламацию стихов и молитв, ношение имеющих символическое значение облачений и др.
  • Силсила (перс. سلسلة‎ — ряд, цепь) — духовная генеалогия суфийских шейхов, восходящая к пророку Мухаммаду.
  • Фана (араб. فناء‎‎) — концепция растворения мистика в Боге.
  • Хакикат (араб. حقيقة‎‎ — истина) — финал духовного самосовершенствования, означающий полное освобождение от куфра и ясное умозрение гайба.
  • Ханака (перс. خانگاه‎), Завия (араб. زاوية‎‎) — суфийская обитель.
  • Хирка (букв. «тряпка») — дырявый или залатанный плащ, обычно одеваемый при обряде посвящения ученика в суфийский орден.
  • Байа (араб.بيعة ‎) — обряд инициации, при которой мюрид даёт своему муршиду присягу (клятву) о том, что он останется верен ему и будет выполнять все его указания.
  • Ваджд — экстатическое переживание присутствия Божества.
  • Вахдат аль-вуджуд (араб.وحدة الوجود‎) — единство бытия.
  • Вахдат аш-шухуд (араб.وحدة الشهود‎) — термин, прилагавшийся к полярным по своему содержанию мистико-философским учениям аль-Халладжа, аль-Джили и ас-Симнани.
  • Вирд(араб.ورد‎) — задания в виде молитв, которые муршид даёт своим мюридам.
  • Гайб (араб.غيب‎) — сокровенное, недоступное человеческому разуму.
  • Зикр (араб.ذکر‎ — поминание‎) — многократное произнесение молитвенной формулы, «столп, на котором зиждется весь мистический Путь».
  • Кутб (араб.قطب‎ — полюс‎) — высшая степень святости в иерархии «святых», лидер или духовный наставник тариката.
  • Каввали (урдуقوٌالی) — исполнение под музыку суфийской поэзии, распространённое преимущественно в Пакистане и северной Индии.
  • Инсан камиль (араб.إنسان كامل‎) — идеал совершенного человека, победившего в себе нафс и достигшего состояния хакика.
  • Макам (араб.مقام‎) — духовное состояние на пути самосовершенствования, которое характеризуется определённой стабильностью; «стоянка» тариката.
  • Рабита (араб.رابطة‎ — связь, узы‎) — духовная связь между учеником и его наставником, одна из ступеней к постижению божества и растворению в нём.
  • Сама (араб.سماع‎ — слышание) — разновидность зикра, включающая в себя пение, игру на музыкальных инструментах, танец, декламацию стихов и молитв, ношение имеющих символическое значение облачений и др.
  • Силсила (перс.سلسلة‎ — ряд, цепь) — духовная генеалогия суфийских шейхов, восходящая к пророку Мухаммаду.
  • Фана (араб.فناء‎) — концепция растворения мистика в Боге.
  • Хакикат (араб.حقيقة‎ — истина) — финал духовного самосовершенствования, означающий полное освобождение от куфра и ясное умозрение гайба.
  • Ханака (перс.خانگاه‎), Завия (араб.زاوية‎) — суфийская обитель.
  • Хирка (букв. «тряпка») — дырявый или залатанный плащ, обычно одеваемый при обряде посвящения ученика в суфийский орден.
  • Байа (араб.بيعة ‎) — обряд инициации, при которой мюрид даёт своему муршиду присягу (клятву) о том, что он останется верен ему и будет выполнять все его указания.
  • Ваджд — экстатическое переживание присутствия Божества.
  • Вахдат аль-вуджуд (араб.وحدة الوجود‎) — единство бытия.
  • Вахдат аш-шухуд (араб.وحدة الشهود‎) — термин, прилагавшийся к полярным по своему содержанию мистико-философским учениям аль-Халладжа, аль-Джили и ас-Симнани.
  • Вирд(араб.ورد‎) — задания в виде молитв, которые муршид даёт своим мюридам.
  • Гайб (араб.غيب‎) — сокровенное, недоступное человеческому разуму.
  • Зикр (араб.ذکر‎ — поминание‎) — многократное произнесение молитвенной формулы, «столп, на котором зиждется весь мистический Путь».
  • Кутб (араб.قطب‎ — полюса‎) — высшая степень святости в иерархии «святых», лидер или духовный наставник тариката.
  • Каввали (урдуقوٌالی) — исполнение под музыку суфийской поэзии, распространённое преимущественно в Пакистане и северной Индии.
  • Инсан камиль (араб.إنسان كامل‎) — идеал совершенного человека, победившего в себе нафс и достигшего состояния хакика.
  • Макам (араб.مقام‎) — духовное состояние на пути самосовершенствования, которое характеризуется определённой стабильностью; «стоянка» тариката.
  • Рабита (араб.رابطة‎ — связь, узы‎) — духовная связь между учеником и его наставником, одна из ступеней к постижению божества и растворению в нём.
  • Сама (араб.سماع‎ — слышание) — разновидность зикра, включающая в себя пение, игру на музыкальных инструментах, танец, декламацию стихов и молитв, ношение имеющих символическое значение облачений и др.
  • Силсила (перс.سلسلة‎ — ряд, цепь) — духовная генеалогия суфийских шейхов, восходящая к пророку Мухаммаду.
  • Фана (араб.فناء‎) — концепция растворения мистика в Боге.
  • Хакикат (араб.حقيقة‎ — истина) — финал духовного самосовершенствования, означающий полное освобождение от куфра и ясное умозрение гайба.
  • Ханака (перс.خانگاه‎), Завия (араб.زاوية‎) — суфийская обитель.
  • Хирка (букв. «тряпка») — дырявый или залатанный плащ, обычно одеваемый при обряде посвящения ученика в суфийский орден.
  • Байа (араб.بيعة ‎) — обряд инициации, при которой мюрид даёт своему муршиду присягу (клятву) о том, что он останется верен ему и будет выполнять все его указания.
  • Ваджд — экстатическое переживание присутствия Божества.
  • Вахдат аль-вуджуд (араб.وحدة الوجود‎) — единство бытия.
  • Вахдат аш-шухуд (араб.وحدة الشهود‎) — термин, прилагавшийся к полярным по своему содержанию мистико-философским учениям аль-Халладжа, аль-Джили и ас-Симнани.
  • Вирд(араб.ورد‎) — задания в виде молитв, которые муршид даёт своим мюридам.
  • Гайб (араб.غيب‎) — сокровенное, недоступное человеческому разуму.
  • Зикр (араб.ذکر‎ — поминание‎) — многократное произнесение молитвенной формулы, «столп, на котором зиждется весь мистический Путь».
  • Кутб (араб.قطب‎ — полюс‎) — высшая степень святости в иерархии «святых», лидер или духовный наставник тариката.
  • Каввали (урдуقوٌالی) — исполнение под музыку суфийской поэзии, распространённое преимущественно в Пакистане и северной Индии.
  • Инсан камиль (араб.إنسان كامل‎) — идеал совершенного человека, победившего в себе нафс и достигшего состояния хакика.
  • Макам (араб.مقام‎) — духовное состояние на пути самосовершенствования, которое характеризуется определённой стабильностью; «стоянка» тариката.
  • Рабита (араб.رابطة‎ — связь, узы‎) — духовная связь между учеником и его наставником, одна из ступеней к постижению божества и растворению в нём.
  • Сама (араб.سماع‎ — слышание) — разновидность зикра, включающая в себя пение, игру на музыкальных инструментах, танец, декламацию стихов и молитв, ношение имеющих символическое значение облачений и др.
  • Силсила (перс.سلسلة‎ — ряд, цепь) — духовная генеалогия суфийских шейхов, восходящая к пророку Мухаммаду.
  • Фана (араб.فناء‎) — концепция растворения мистика в Боге.
  • Хакикат (араб.حقيقة‎ — истина) — финал духовного самосовершенствования, означающий полное освобождение от куфра и ясное умозрение гайба.
  • Ханака (перс.خانگاه‎), Завия (араб.زاوية‎) — суфийская обитель.
  • Хирка (букв. «тряпка») — дырявый или залатанный плащ, обычно одеваемый при обряде посвящения ученика в суфийский орден.
Предлагаем ознакомиться:  Суфизм – что это такое? Мистико-аскетическое течение в исламе. Направление классической мусульманской философии || Течения суфизма Индуистский суфизм

Примечания

  1. 12345678 Ислам: ЭС, 1991, с. 225
  2. 12345678910111213 Али-заде, А. А., 2007
  3. 123456 Ислам: ЭС, 1991, с. 228
  4. Ислам: ЭС, 1991, с. 30
  5. 123456789 Ислам: ЭС, 1991, с. 229
  6. 123456 Ислам: ЭС, 1991, с. 230
  7. 1234 Ислам: ЭС, 1991, с. 231
  8. 12 Ислам: ЭС, 1991, с. 224

Литература

  • Кныш А. ат-Тасаввуф // Ислам: энциклопедический словарь / отв. ред. С. М. Прозоров. — М. : Наука, 1991. — С. 225-231. — 315 с. : ил. — 50 000 экз. — ISBN 5-02-016941-2.
  • Суфизм / Смирнов А. В. // Новая философская энциклопедия : в 4 т. / пред. науч.-ред. совета В. С. Стёпин. — 2-е изд., испр. и доп. — М. : Мысль, 2010. — 2816 с. — 5000 экз. — ISBN 978-5-244-01115-9.
  • Али-заде, А. А. Тасаввуф // Исламский энциклопедический словарь. — М. : Ансар, 2007. — 400 с. — (Золотой фонд исламской мысли). — 3000 экз. — ISBN 5-98443-025-8.
  • Taṣawwuf / Massington, L. ; Radtke, B.; Chittick, W.C.; Jong, F. de.; Lewisohn, L.; Zarcone, Th.; Ernst, C; Aubin, Françoise; J.O. Hunwick. // Encyclopaedia of Islam : with indexes etc. :  : in 12 vols. / ed. by P. J. Bearman, Th. Bianquis, C. E. Bosworth, E. van Donzel, W. P. Heinrichs et al. — 2nd ed. — Leiden : E. J. Brill, 1960—2005. (платн.)

Ссылки

В Википедии есть портал
«Суфизм»
  • Суфизм — статья из Исламской энциклопедии Islamist.ru.

суфизм, суфизм wikipedia, суфизм бриллиант ислама, суфизм в исламе, суфизм википедия, суфизм зикр, суфизм и транс, суфизм книги, суфизм нима, суфизм танец

Отрывок, характеризующий Суфизм

Он стал говорить громче, очевидно для того, чтобы его слышали все. – Костюмы французские, мысли французские, чувства французские! Вы вот Метивье в зашей выгнали, потому что он француз и негодяй, а наши барыни за ним ползком ползают. Вчера я на вечере был, так из пяти барынь три католички и, по разрешенью папы, в воскресенье по канве шьют.

Все замолчали. Старый князь с улыбкой на лице смотрел на Ростопчина и одобрительно покачивал головой.

– Ну, прощайте, ваше сиятельство, не хворайте, – сказал Ростопчин, с свойственными ему быстрыми движениями поднимаясь и протягивая руку князю.

– Прощай, голубчик, – гусли, всегда заслушаюсь его! – сказал старый князь, удерживая его за руку и подставляя ему для поцелуя щеку. С Ростопчиным поднялись и другие.

Княжна Марья, сидя в гостиной и слушая эти толки и пересуды стариков, ничего не понимала из того, что она слышала; она думала только о том, не замечают ли все гости враждебных отношений ее отца к ней. Она даже не заметила особенного внимания и любезностей, которые ей во всё время этого обеда оказывал Друбецкой, уже третий раз бывший в их доме.

Княжна Марья с рассеянным, вопросительным взглядом обратилась к Пьеру, который последний из гостей, с шляпой в руке и с улыбкой на лице, подошел к ней после того, как князь вышел, и они одни оставались в гостиной.– Можно еще посидеть? – сказал он, своим толстым телом валясь в кресло подле княжны Марьи.

– Ах да, – сказала она. «Вы ничего не заметили?» сказал ее взгляд.Пьер находился в приятном, после обеденном состоянии духа. Он глядел перед собою и тихо улыбался.– Давно вы знаете этого молодого человека, княжна? – сказал он.– Какого?– Друбецкого?– Нет, недавно…– Что он вам нравится?– Да, он приятный молодой человек… Отчего вы меня это спрашиваете?

– сказала княжна Марья, продолжая думать о своем утреннем разговоре с отцом.– Оттого, что я сделал наблюдение, – молодой человек обыкновенно из Петербурга приезжает в Москву в отпуск только с целью жениться на богатой невесте.– Вы сделали это наблюденье! – сказала княжна Марья.– Да, – продолжал Пьер с улыбкой, – и этот молодой человек теперь себя так держит, что, где есть богатые невесты, – там и он.

Я как по книге читаю в нем. Он теперь в нерешительности, кого ему атаковать: вас или mademoiselle Жюли Карагин. Il est tres assidu aupres d’elle. [Он очень к ней внимателен.]– Он ездит к ним?– Да, очень часто. И знаете вы новую манеру ухаживать? – с веселой улыбкой сказал Пьер, видимо находясь в том веселом духе добродушной насмешки, за который он так часто в дневнике упрекал себя.

– Нет, – сказала княжна Марья.– Теперь чтобы понравиться московским девицам – il faut etre melancolique. Et il est tres melancolique aupres de m lle Карагин, [надо быть меланхоличным. И он очень меланхоличен с m elle Карагин,] – сказал Пьер.– Vraiment? [Право?] – сказала княжна Марья, глядя в доброе лицо Пьера и не переставая думать о своем горе.

Предлагаем ознакомиться:  К чему снится беременная сестра

– «Мне бы легче было, думала она, ежели бы я решилась поверить кому нибудь всё, что я чувствую. И я бы желала именно Пьеру сказать всё. Он так добр и благороден. Мне бы легче стало. Он мне подал бы совет!»– Пошли бы вы за него замуж? – спросил Пьер.– Ах, Боже мой, граф, есть такие минуты, что я пошла бы за всякого, – вдруг неожиданно для самой себя, со слезами в голосе, сказала княжна Марья.

– Ах, как тяжело бывает любить человека близкого и чувствовать, что… ничего (продолжала она дрожащим голосом), не можешь для него сделать кроме горя, когда знаешь, что не можешь этого переменить. Тогда одно – уйти, а куда мне уйти?…– Что вы, что с вами, княжна?Но княжна, не договорив, заплакала.– Я не знаю, что со мной нынче.

Не слушайте меня, забудьте, что я вам сказала.Вся веселость Пьера исчезла. Он озабоченно расспрашивал княжну, просил ее высказать всё, поверить ему свое горе; но она только повторила, что просит его забыть то, что она сказала, что она не помнит, что она сказала, и что у нее нет горя, кроме того, которое он знает – горя о том, что женитьба князя Андрея угрожает поссорить отца с сыном.

– Слышали ли вы про Ростовых? – спросила она, чтобы переменить разговор. – Мне говорили, что они скоро будут. Andre я тоже жду каждый день. Я бы желала, чтоб они увиделись здесь.– А как он смотрит теперь на это дело? – спросил Пьер, под он разумея старого князя. Княжна Марья покачала головой.– Но что же делать?

До года остается только несколько месяцев. И это не может быть. Я бы только желала избавить брата от первых минут. Я желала бы, чтобы они скорее приехали. Я надеюсь сойтись с нею. Вы их давно знаете, – сказала княжна Марья, – скажите мне, положа руку на сердце, всю истинную правду, что это за девушка и как вы находите ее?

Но всю правду; потому что, вы понимаете, Андрей так много рискует, делая это против воли отца, что я бы желала знать…Неясный инстинкт сказал Пьеру, что в этих оговорках и повторяемых просьбах сказать всю правду, выражалось недоброжелательство княжны Марьи к своей будущей невестке, что ей хотелось, чтобы Пьер не одобрил выбора князя Андрея;

но Пьер сказал то, что он скорее чувствовал, чем думал.– Я не знаю, как отвечать на ваш вопрос, – сказал он, покраснев, сам не зная от чего. – Я решительно не знаю, что это за девушка; я никак не могу анализировать ее. Она обворожительна. А отчего, я не знаю: вот всё, что можно про нее сказать. – Княжна Марья вздохнула и выражение ее лица сказало: «Да, я этого ожидала и боялась».– Умна она?

– спросила княжна Марья. Пьер задумался.– Я думаю нет, – сказал он, – а впрочем да. Она не удостоивает быть умной… Да нет, она обворожительна, и больше ничего. – Княжна Марья опять неодобрительно покачала головой.– Ах, я так желаю любить ее! Вы ей это скажите, ежели увидите ее прежде меня.– Я слышал, что они на днях будут, – сказал Пьер.

Женитьба на богатой невесте в Петербурге не удалась Борису и он с этой же целью приехал в Москву. В Москве Борис находился в нерешительности между двумя самыми богатыми невестами – Жюли и княжной Марьей. Хотя княжна Марья, несмотря на свою некрасивость, и казалась ему привлекательнее Жюли, ему почему то неловко было ухаживать за Болконской.

В последнее свое свиданье с ней, в именины старого князя, на все его попытки заговорить с ней о чувствах, она отвечала ему невпопад и очевидно не слушала его.Жюли, напротив, хотя и особенным, одной ей свойственным способом, но охотно принимала его ухаживанье.Жюли было 27 лет. После смерти своих братьев, она стала очень богата.

Она была теперь совершенно некрасива; но думала, что она не только так же хороша, но еще гораздо больше привлекательна, чем была прежде. В этом заблуждении поддерживало ее то, что во первых она стала очень богатой невестой, а во вторых то, что чем старее она становилась, тем она была безопаснее для мужчин, тем свободнее было мужчинам обращаться с нею и, не принимая на себя никаких обязательств, пользоваться ее ужинами, вечерами и оживленным обществом, собиравшимся у нее.

Мужчина, который десять лет назад побоялся бы ездить каждый день в дом, где была 17 ти летняя барышня, чтобы не компрометировать ее и не связать себя, теперь ездил к ней смело каждый день и обращался с ней не как с барышней невестой, а как с знакомой, не имеющей пола.Дом Карагиных был в эту зиму в Москве самым приятным и гостеприимным домом.

Кроме званых вечеров и обедов, каждый день у Карагиных собиралось большое общество, в особенности мужчин, ужинающих в 12 м часу ночи и засиживающихся до 3 го часу. Не было бала, гулянья, театра, который бы пропускала Жюли. Туалеты ее были всегда самые модные. Но, несмотря на это, Жюли казалась разочарована во всем, говорила всякому, что она не верит ни в дружбу, ни в любовь, ни в какие радости жизни, и ожидает успокоения только там .

Она усвоила себе тон девушки, понесшей великое разочарованье, девушки, как будто потерявшей любимого человека или жестоко обманутой им. Хотя ничего подобного с ней не случилось, на нее смотрели, как на такую, и сама она даже верила, что она много пострадала в жизни. Эта меланхолия, не мешавшая ей веселиться, не мешала бывавшим у нее молодым людям приятно проводить время.

Каждый гость, приезжая к ним, отдавал свой долг меланхолическому настроению хозяйки и потом занимался и светскими разговорами, и танцами, и умственными играми, и турнирами буриме, которые были в моде у Карагиных. Только некоторые молодые люди, в числе которых был и Борис, более углублялись в меланхолическое настроение Жюли, и с этими молодыми людьми она имела более продолжительные и уединенные разговоры о тщете всего мирского, и им открывала свои альбомы, исписанные грустными изображениями, изречениями и стихами.

Суфизм — Википедия (с комментариями)

Жюли была особенно ласкова к Борису: жалела о его раннем разочаровании в жизни, предлагала ему те утешения дружбы, которые она могла предложить, сама так много пострадав в жизни, и открыла ему свой альбом. Борис нарисовал ей в альбом два дерева и написал: Arbres rustiques, vos sombres rameaux secouent sur moi les tenebres et la melancolie.

[Сельские деревья, ваши темные сучья стряхивают на меня мрак и меланхолию.]В другом месте он нарисовал гробницу и написал:«La mort est secourable et la mort est tranquille«Ah! contre les douleurs il n’y a pas d’autre asile».[Смерть спасительна и смерть спокойна;О! против страданий нет другого убежища.

]Жюли сказала, что это прелестно.– II y a quelque chose de si ravissant dans le sourire de la melancolie, [Есть что то бесконечно обворожительное в улыбке меланхолии,] – сказала она Борису слово в слово выписанное это место из книги.– C’est un rayon de lumiere dans l’ombre, une nuance entre la douleur et le desespoir, qui montre la consolation possible.

[Это луч света в тени, оттенок между печалью и отчаянием, который указывает на возможность утешения.] – На это Борис написал ей стихи:«Aliment de poison d’une ame trop sensible,«Toi, sans qui le bonheur me serait impossible,«Tendre melancolie, ah, viens me consoler,«Viens calmer les tourments de ma sombre retraite«Et mele une douceur secrete«A ces pleurs, que je sens couler».

[Ядовитая пища слишком чувствительной души,Ты, без которой счастье было бы для меня невозможно,Нежная меланхолия, о, приди, меня утешить,Приди, утиши муки моего мрачного уединенияИ присоедини тайную сладостьК этим слезам, которых я чувствую течение.]Жюли играла Борису нa арфе самые печальные ноктюрны.

Борис читал ей вслух Бедную Лизу и не раз прерывал чтение от волнения, захватывающего его дыханье. Встречаясь в большом обществе, Жюли и Борис смотрели друг на друга как на единственных людей в мире равнодушных, понимавших один другого.Анна Михайловна, часто ездившая к Карагиным, составляя партию матери, между тем наводила верные справки о том, что отдавалось за Жюли (отдавались оба пензенские именья и нижегородские леса).

Анна Михайловна, с преданностью воле провидения и умилением, смотрела на утонченную печаль, которая связывала ее сына с богатой Жюли.– Toujours charmante et melancolique, cette chere Julieie, [Она все так же прелестна и меланхолична, эта милая Жюли.] – говорила она дочери. – Борис говорит, что он отдыхает душой в вашем доме.

Он так много понес разочарований и так чувствителен, – говорила она матери.– Ах, мой друг, как я привязалась к Жюли последнее время, – говорила она сыну, – не могу тебе описать! Да и кто может не любить ее? Это такое неземное существо! Ах, Борис, Борис! – Она замолкала на минуту. – И как мне жалко ее maman, – продолжала она, – нынче она показывала мне отчеты и письма из Пензы (у них огромное имение) и она бедная всё сама одна: ее так обманывают!

Борис чуть заметно улыбался, слушая мать. Он кротко смеялся над ее простодушной хитростью, но выслушивал и иногда выспрашивал ее внимательно о пензенских и нижегородских имениях.Жюли уже давно ожидала предложенья от своего меланхолического обожателя и готова была принять его; но какое то тайное чувство отвращения к ней, к ее страстному желанию выйти замуж, к ее ненатуральности, и чувство ужаса перед отречением от возможности настоящей любви еще останавливало Бориса.

Срок его отпуска уже кончался. Целые дни и каждый божий день он проводил у Карагиных, и каждый день, рассуждая сам с собою, Борис говорил себе, что он завтра сделает предложение. Но в присутствии Жюли, глядя на ее красное лицо и подбородок, почти всегда осыпанный пудрой, на ее влажные глаза и на выражение лица, изъявлявшего всегдашнюю готовность из меланхолии тотчас же перейти к неестественному восторгу супружеского счастия, Борис не мог произнести решительного слова: несмотря на то, что он уже давно в воображении своем считал себя обладателем пензенских и нижегородских имений и распределял употребление с них доходов.

Жюли видела нерешительность Бориса и иногда ей приходила мысль, что она противна ему; но тотчас же женское самообольщение представляло ей утешение, и она говорила себе, что он застенчив только от любви. Меланхолия ее однако начинала переходить в раздражительность, и не задолго перед отъездом Бориса, она предприняла решительный план.

В то самое время как кончался срок отпуска Бориса, в Москве и, само собой разумеется, в гостиной Карагиных, появился Анатоль Курагин, и Жюли, неожиданно оставив меланхолию, стала очень весела и внимательна к Курагину.– Mon cher, – сказала Анна Михайловна сыну, – je sais de bonne source que le Prince Basile envoie son fils a Moscou pour lui faire epouser Julieie.

[Мой милый, я знаю из верных источников, что князь Василий присылает своего сына в Москву, для того чтобы женить его на Жюли.] Я так люблю Жюли, что мне жалко бы было ее. Как ты думаешь, мой друг? – сказала Анна Михайловна.Мысль остаться в дураках и даром потерять весь этот месяц тяжелой меланхолической службы при Жюли и видеть все расписанные уже и употребленные как следует в его воображении доходы с пензенских имений в руках другого – в особенности в руках глупого Анатоля, оскорбляла Бориса.

Он поехал к Карагиным с твердым намерением сделать предложение. Жюли встретила его с веселым и беззаботным видом, небрежно рассказывала о том, как ей весело было на вчерашнем бале, и спрашивала, когда он едет. Несмотря на то, что Борис приехал с намерением говорить о своей любви и потому намеревался быть нежным, он раздражительно начал говорить о женском непостоянстве: о том, как женщины легко могут переходить от грусти к радости и что у них расположение духа зависит только от того, кто за ними ухаживает.

Жюли оскорбилась и сказала, что это правда, что для женщины нужно разнообразие, что всё одно и то же надоест каждому.– Для этого я бы советовал вам… – начал было Борис, желая сказать ей колкость; но в ту же минуту ему пришла оскорбительная мысль, что он может уехать из Москвы, не достигнув своей цели и даром потеряв свои труды (чего с ним никогда ни в чем не бывало).

Он остановился в середине речи, опустил глаза, чтоб не видать ее неприятно раздраженного и нерешительного лица и сказал: – Я совсем не с тем, чтобы ссориться с вами приехал сюда. Напротив… – Он взглянул на нее, чтобы увериться, можно ли продолжать. Всё раздражение ее вдруг исчезло, и беспокойные, просящие глаза были с жадным ожиданием устремлены на него.

«Я всегда могу устроиться так, чтобы редко видеть ее», подумал Борис. «А дело начато и должно быть сделано!» Он вспыхнул румянцем, поднял на нее глаза и сказал ей: – «Вы знаете мои чувства к вам!» Говорить больше не нужно было: лицо Жюли сияло торжеством и самодовольством; но она заставила Бориса сказать ей всё, что говорится в таких случаях, сказать, что он любит ее, и никогда ни одну женщину не любил более ее.

Она знала, что за пензенские имения и нижегородские леса она могла требовать этого и она получила то, что требовала.Жених с невестой, не поминая более о деревьях, обсыпающих их мраком и меланхолией, делали планы о будущем устройстве блестящего дома в Петербурге, делали визиты и приготавливали всё для блестящей свадьбы.


Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector