28.05.2019      66      0
 

Молитва Отче Наш на русском языке полностью


Отче наш текст молитвы на русском

Ниже вы найдете современное прочтение молитвы Отче Наш в нескольких вариантах. Кто-то выбирает старославянский, кто то современный русский. Это во истину право каждого. Главное, что слова с искренностью, обращённые к богу, всегда найдут верный путь, успокоят тело и душу малыша, который с робостью проговорит слова, так юноши, зрелого мужа или женщины.

Отче Наш по русски

Вариант «От Матфея»

Вариант «От Луки»

Молитва Отче наш на Украинском языке

Молитва Отче Наш на Белорусском языке

Молитва Отче Наш на Армянском языке

Молитва Отче Наш на русском языке полностью

Молитва Отче наш на Казахском языке

Молитва Отче наш на Арамейском языке

Молитва Отче наш на Греческом языке

Молитва Отче наш на Английском языке

Отче наш, Иже еси на небесех!

Да святится имя Твое,

да приидет Царствие Твое,

да будет воля Твоя,

яко на небеси и на земли.

Хлеб наш насущный даждь нам днесь;

и остави нам долги наша,

якоже и мы оставляем должником нашим;

и не введи нас во искушение,

но избави нас от лукаваго.

Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки.

Аминь.

“Отче наш, сущий на небесах!Да святится имя Твое;Да приидет Царствие Твое;да будет воля Твоя и на земле, как на небе; Хлеб наш насущный дай нам на сей день;  И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим;И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого.  Ибо Твое есть Царство и сила и слава вовеки. Аминь. (Мф., 6:9-13)”

Молитва Отче наш

“Отче наш, сущий на небесах!Да святится имя Твое;да приидет Царствие Твое;да будет воля Твоя и на земле, как на небе;хлеб наш насущный подавай нам на каждый день;и прости нам грехи наши, ибо и мы прощаем всякому должнику нашему;и не введи нас в искушение,но избавь нас от лукавого.(Лк., 11:2-4)”

Икона «Отче наш» 1813 год

О́тче наш, И́же еси́ на небесе́х! Да святи́тся и́мя Твое́, да прии́дет Ца́рствие Твое́, да бу́дет во́ля Твоя́, я́ко на небеси́ и на земли́. Хлеб наш насу́щный даждь нам днесь; и оста́ви нам до́лги на́ша, я́коже и мы оставля́ем должнико́м на́шим; и не введи́ нас во искуше́ние, но изба́ви нас от лука́ваго.

Отче наш, Иже еси́ на небесе́х!Да святи́тся имя Твое́,да прии́дет Ца́рствие Твое,да будет воля Твоя,я́ко на небеси́ и на земли́.Хлеб наш насу́щный даждь нам днесь;и оста́ви нам до́лги наша,я́коже и мы оставля́ем должнико́м нашим;и не введи́ нас во искушение,но изба́ви нас от лука́ваго

Икона «Отче наш» из церкви святого Григория Неокесарийского, XVII век.

Πάτερ ἡμῶν, ὁἐν τοῖς οὐρανοῖς.ἁγιασθήτω τὸὄνομά σου,ἐλθέτω ἡ βασιλεία σου,γενηθήτω τὸ θέλημά σου, ὡς ἐν οὐρανῷ καὶἐπὶ γής.Τὸν ἄρτον ἡμῶν τὸν ἐπιούσιον δὸς ἡμῖν σήμερον.Καὶἄφες ἡμῖν τὰὀφειλήματα ἡμῶν,ὡς καὶἡμεῖς ἀφίεμεν τοῖς ὀφειλέταις ἡμῶν.Καὶ μὴ εἰσενέγκῃς ἡμᾶς εἰς πειρασμόν,ἀλλὰ ρυσαι ἡμᾶς ἀπὸ του πονηρου.

Страница Синайского кодекса Библии IV век, с текстом молитвы «Отче наш». 

Толкование молитвы Господней святителя Иоанна Златоуста

Предисловие

люди почти не молятся! Мир весь запутался в неразрешимых вопросах разного рода. Все в беспокойстве и ожидании еще худших бедствий. Все ищут разрешения мировых узлов. И почти не молятся Богу о помощи в столь великих бедствиях… Мало того, верующие разных направлений, даже и те, которые исповедуют себя открыто христианами, все-таки ищут разрешения мучительных вопросов теми же путями, как и неверующие разных ступеней, то есть умом, политикой, войной, соглашениями, а не молитвой к Премудрому.

ее дал миру Сам Бог, Спаситель наш Иисус Христос. Значит, и нужно молиться. Во-вторых, эта молитва самая распространенная среди христиан. В-третьих – она общая для разных Церквей. А в четвертых – и это самое важное – в этой молитве Господь указал человечеству на содержание наших молитв – как и о чем нужно молиться. Никто уже не осмелится возражать по этому вопросу, ибо Сам Богочеловек дал такую, а не иную молитву. Так и должно молиться.

А чтобы заинтересовать читателей вопросом о молитве вообще, и Господней в особенности, это лицо захотело предпослать читателям книжечки толкования Молитвы Господней тремя основными исповедованиями: православным, католическим и протестантским; чтобы верующие разных исповеданий могли заинтересоваться и книгой и молитвой.

У нас есть краткое истолкование ее в катехизисе, но этого было недостаточно: нужно было более обширное и отвечающее современному состоянию умов и душ читателей. В нашей литературе есть специальная книга, изданная известным богословом епископом Феофаном Затворником, где им собраны воедино толкования знаменитых отцов Церкви – Иоанна Златоуста, Ефрема Сирина, Максима Исповедника и др.

Но этой книги теперь за границей невозможно достать. Есть толкование у епископа Игнатия (Брянчанинова), но оно является слишком возвышенно-аскетическим, не под силу обычному верующему. Есть на английском языке толкование Иоанна Кассиана Римлянина (православного), коим пользовался и епископ Игнатий;

Отче наш, Иже еси на небесех!

Да святится имя Твое,

да приидет Царствие Твое,

да будет воля Твоя,

Предлагаем ознакомиться:  Молитвы на крещение ребенка

яко на небеси и на земли.

Хлеб наш насущный даждь нам днесь;

и остави нам долги наша,

якоже и мы оставляем должником нашим;

и не введи нас во искушение,

но избави нас от лукаваго.

Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки.

Аминь.

Обычно при толкованиях Молитвы Господней изъясняются отдельные части (или прошения) её, а потом и отдельные слова. И я не помню, чтобы где-нибудь мне пришлось читать общий синтез (обзор или сводку) этой молитвы – т.е. её основную мысль, главный дух, который проникает все отдельные части и даёт общий тон ей.

Во всяком случае я и сам нередко задавал себе этот вопрос, но не сразу находил на него ответ: отдельные, частные моления еще понимались так или иначе, но обобщить их в нечто цельное, единое, господствующее было трудно. Но если мы теперь задаёмся целью разъяснить по мере наших скудных сил эту молитву, то естественно задаться прежде всего целью вскрыть эту основную, всепроникающую мысль и дух её.

И не может быть, чтобы в Божественной молитве Господа Иисуса Христа были бы указаны только отрывочные мысли, не связанные единым центром. Наоборот, тут мы особенно обязаны усмотреть цельность и единство уже по одному тому, что религиозная жизнь требует исключительной сосредоточенности, концентрации всего человека, всецелой устремленности души.

Как Сам Бог есть высочайшая Простота, Единство, свободное от всякой сложности и разделённости, так и от молитвенников Своих Он требует того же. И потому Слово Его, Сын Божий, в данной Им молитве непременно должен был дать нечто цельное, единое, всеохватывающее, как и Он Сам был един со Отцом. Какая же это главная мысль? Каков основной дух Молитвы Господней? Что в ней центральное, объединяющее?

Когда я, малосмысленный и грешный, задумывался над этим вопросом, то нелегко вскрылся мне ответ. И лишь после выяснения всех отдельных прошений этой молитвы мне с Божией помощью удалось узреть необыкновенное единство всей молитвы. И оно потом оказалось таким простым и необходимым, что даже и невозможно думать иначе для верующего человека.

В самом деле, задумаемся немного об основном вопросе религии (каких бы то ни было даже): в чём суть веры? – в Боге! Вот очевидный и обязательный ответ. Бог – всё для верующего. Всё, решительно всё, без малейшего ограничения, должно быть отдано Богу. Всякое раздвоение, обособление от Бога чего бы то ни было должно почитаться уже ущербом веры или даже изменою Богу.

“Не можете Богу работать и маммоне”. Бог, как единственное благо -«никто же благ, токмо един Бог», – говорил Сын Божий. Как единый “Сущий”, как единственный источник жизни, и всякого благобытия, и блаженства, и смысла, и цели всего существующего, сотворенного Им, – Бог должен быть единственным предметом молитвы и жизни для твари – не только для ангелов, но и для людей.

Уже самое обращение к Богу, самые просьбы к Нему, как Единому Дародателю всего, приковывает сразу нашу душу к Нему: мы устремляемся сердцем и умом “туда”, к Нему. И содержание последующих молитв-просьб покажет нам, что действительно Он – единый центр всего и для всего – как на небе, так и на земле. И даже самая форма прошения – “дай”, “оставь”, “избавь”, и обращение к Богу, как живому слушателю молитв, во втором лице – “имя Твое”, “Царствие Твое”, “воля Твоя”, как впрочем, и в других молитвах, – всё это вводит наш дух в непосредственное общение с Богом.

Человек весь устремляется к Богу. И так во всей Молитве Господней. Единственное место, где упоминается о “земле” (третье прошение), не нарушает этой основной сосредоточенности в Боге, как увидим, а наоборот, ещё более утверждает её. Подобным образом и упоминание о “хлебе насущном” является лишь новым подтверждением всецелой обращенности души к Богу, за самым незначительным попечением её о необходимейшем.

Вторая, и уже выводная, мысль из этой первоосновной, есть идея об отношении к миру. Иногда (особенно у мирских толкователей) проявляется наклонность использовать слова Молитвы Господней для оправдания этой земной жизни, для освящения всей человеческой многосуетности в создании культуры или, как принято было говорить, для создания “царства Божия на земле”.

Для этого такие толковники старались всемерно приспособитьслова молитвы “да приидет Царствие Твое” – на землю, на социально-моральное устройство гражданских порядков, и “да будет воля Твоя”… на земле. Такая тенденция особенно была и есть у протестантских направлений и обществ, а одно время, у так называемых живоцерковников и обновленцев, захватывала довольно широкие круги не только интеллигенции (“неохристиан” Санкт-Петербурга), но даже и значительные ряды духовенства в России.

И доселе можно часто наталкиваться на подобное умозрение у верующих. Но не входя в рассмотрение этого вопроса по сути в данном отделе, должно, однако, с решительностью сказать, что в Молитве Господней не только нет подобного материала, но наоборот, она вся проникнута совершенно противоположным духом мироотречения, надземности.

Конечно, не всякому из нас это может нравиться; человек может даже протестовать, бунтовать против такого направления христианства – это его дело, его свободный выбор; но использовать Молитву Господню для подобной “заземлённой” цели значит идти против очевидной истины. В самом деле, в этой молитве, как раз наоборот, всё отвлекает нас от земли, отрывает от привязанности к ней и от многозаботливости, влечёт к тому же Единому, от Которого – всё.

Предлагаем ознакомиться:  Сонник экзамен к чему снится экзамен во сне

отче наш

Достаточно бегло просмотреть прошения, и мы увидим, что вся молитва носит надземный характер. А указанные прошения о “земле” только еще сильнее утверждают нас в том, как мало отводится ей места: всего лишь “хлеб” – один, да и то только на один всего день. Другие прошения, приводимые выше, ещё сильнее говорят не о привязанности к земле, а, наоборот, о небесном, о Боге.

Трактовка молитвы Господней

Отче наш, Иже еси на небесех

(Матф. 6, 9). О превеликое человеколюбие Божие! Тем, которые от Него удалились и были в крайней против Него злобе, такое даровал забвение оскорблений и причастие благодати, что и Отцем Его называют: Отче наш, Иже еси на небесех. Небесами же те быть могут, которые носят образ небеснаго (1 Кор. 15, 49), и в которых Бог вселился и ходит (2 Кор. 6, 16).

Да святится имя Твое.

Свято по естеству имя Божие, говорим ли мы то, или не говорим. Но поелику в согрешающих иногда оскверняется, по оному: вами имя Мое всегда хулится во языцех (Исаии 52, 5; Римл. 2, 24). Для того молимся, чтобы в нас имя Божие святилось: не потому, что будто, не быв святым, начнет оно быть святым, но потому, что в нас оно святым делается, когда сами освящаемся и достойное святыни делаем.

Да приидет Царствие Твое.

Чистая душа с дерзновением сказать может: да приидет Царствие Твое. Ибо кто слышал Павла, говорящего: да не царствует убо грех в мертвеннем теле вашем (Римл. 6, 12), и кто очищает себя деянием, и мыслию, и словом; тот может сказать Богу: да приидет Царствие Твое.

Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.

Божественные и блаженные Ангелы Божии творят волю Божию, как Давид, воспевая, сказал: благословите Господа, вси Ангели Его, сильнии крепостию, творящии слово Его (Псал. 102, 20). Посему ты, моляся, говоришь сие в таком значении: как во Ангелах Твоя бывает воля, так и на земли во мне да будет, Владыко!

Хлеб наш насущный даждь нам днесь.

Хлеб наш общий не есть насущен. Хлеб же сей Святый есть насущный: вместо того, чтобы сказать – на существо души устрояемый. Сей хлеб не во чрево входит, а афедроном исходит (Матф. 15, 17): но во весь твой состав разделяется, на пользу тела и души. А слово днесь говорится вместо на всяк день, как и Павел сказал: дондеже днесь нарицается (Евр. 3, 13).

И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим.

Ибо многие мы имеем прегрешения. Потому что согрешаем словом и мыслию, и делаем очень многое, достойное осуждения. И аще речем, яко греха не имамы, лжем (1 Иоан. 1, 8), как говорит Иоанн. Итак, мы с Богом полагаем условие, моляся, чтобы простил нам грехи, как и мы ближним долги. Итак, помышляя, что вместо чего мы получаем, да не медлим и да не откладываем прощать друг другу.

И не введи нас во искушение (Господи)!

О том ли Господь научает нас молиться, чтобы нисколько не быть нам искушенными? И как же сказано в одном месте: муж не искушен не искусен есть (Сирах. 34, 10; Римл. 1, 28)? и в другом: всяку радость имейте, братие моя, егда во искушения впадаете различна (Иак. 1, 2)? Но войти во искушение не значит ли быть поглощену искушением?

Потому что искушение подобно есть некоему потоку, трудному для перехождения. Следовательно, которые, находясь во искушениях, не погружаются в оных, те переходят, как искуснейшие плаватели, не быв потопляемы ими: а которые не таковы, те, вшедши, погружаются, как, например, Иуда, вшедши во искушение сребролюбия, не переплыл, но, погрузившись, утонул телесно и духовно.

Петр вшел во искушение отвержения: но, вшедши, не погряз, а мужественно преплыв, от искушения свободился. Послушай еще и в другом месте, как всецелый лик Святых благодарит за избавление от искушения: искусил ны еси, Боже, разжегл ны еси, якоже разжизается сребро. Ввел ны еси в сеть: положил еси скорби на хребте нашем.

Но избави нас от лукаваго.

Если бы оное: не введи нас во искушение то же значило, что совсем не быть искушаему, то не придал бы но избави нас от лукаваго. Лукавый же есть сопротивный бес, от которого избавиться молимся. По исполнении же молитвы говоришь ты аминь. Запечатлевая чрез аминь, что значит да будет все, что в Богоданной сей молитве содержится.

Текст приводится по изданию: Творения святаго отца нашего Кирилла, архиепископа Иерусалимского. Издание Австралийско-Новозеландской Епархии Русской Православной Церкви Заграницей, 1991. (Репринт с изд.: М., Синодальная типография, 1900.) С. 336-339.

Смотри, каким образом Он тотчас ободрил слушателя и в самом начале вспомнил о всех благодеяниях Божиих! В самом деле, тот, кто называет Бога Отцом, одним этим наименованием исповедует уже и прощение грехов, и освобождение от наказания, и оправдание, и освящение, и искупление, и сыноположение, и наследие, и братство со Единородным, и дарование духа, так как не получивший всех этих благ не может назвать Бога Отцом. Итак, Христос двояким образом воодушевляет Своих слушателей: и достоинством называемого, и величием благодеяний, которые они получили.

Предлагаем ознакомиться:  Самые сильные молитвы на привлечение удачи и денег кому молиться если срочно нужна финансовая помощь

Когда же говорит на Небесех, то этим словом не заключает Бога на небе, но отвлекает молящегося от земли и поставляет его в превыспренних странах и в горних жилищах.

Далее, этими словами Он научает нас и молиться за всех братьев. Он не говорит: «Отче мой, Иже еси на Небесех», но — Отче наш, и тем самым повелевает возносить молитвы за весь род человеческий и никогда не иметь в виду собственных выгод, но всегда стараться о выгодах ближнего. А таким образом и вражду уничтожает, и гордость низлагает, и зависть истребляет, и вводит любовь — мать всего доброго;

уничтожает неравенство дел человеческих и показывает полное равночестие между царем и бедным, так как в делах высочайших и необходимейших мы все имеем равное участие. Действительно, какой вред от низкого родства, когда по небесному родству мы все соединены и никто ничего не имеет более другого: ни богатый более бедного, ни господин более раба, ни начальник более подчиненного, ни царь более воина, ни философ более варвара, ни мудрый более невежды? Бог, удостоивший всех одинаково называть Себя Отцом, чрез это всем даровал одно благородство.

Итак, упомянув об этом благородстве, о высшем даре, о единстве чести и о любви между братиями, отвлекши слушателей от земли и поставив их на небесах — посмотрим, о чем, наконец, повелевает Иисус молиться. Конечно, и наименование Бога Отцом заключает в себе достаточное учение о всякой добродетели: кто Бога назвал Отцом, и Отцом общим, тот необходимо должен так жить, чтобы не оказаться недостойным этого благородства и показывать ревность, равную дару. Однако Спаситель этим наименованием не удовлетворился, но присовокупил и другие изречения.

Да святится имя Твое

Говорит Он. Ничего не просить прежде славы Отца Небесного, но все почитать ниже хвалы Его, вот – молитва, достойная того, кто называет Бога Отцом! Да святится значит да прославится. Бог имеет собственную славу, исполненную всякого величия и никогда не изменяемую. Но Спаситель повелевает молящемуся просить, чтобы Бог славился и нашею жизнью.

Об этом Он и прежде сказал: Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф. 5, 16). И Серафимы, славят Бога, так взывают: Свят, Свят, Свят! (Ис. 66, 10). Итак, да святится значит да прославится. Сподоби нас, — как бы так учит нас молиться Спаситель, — так чисто жить, чтобы чрез нас все Тебя славили. Пред всеми являть жизнь неукоризненную, чтобы каждый из видящих ее возносил хвалу Владыке — это есть признак совершенной мудрости.

И эти слова приличны доброму сыну, который не привязывается к видимому и не почитает настоящих благ чем-либо великим, но стремится к Отцу и желает будущих благ. Такая молитва происходит от доброй совести и души, свободной от всего земного.

Этого и апостол Павел желал каждодневно, почему и говорил: и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления искупления тела нашего (Рим. 8, 23). Кто имеет такую любовь, тот не может ни возгордиться среди благ этой жизни, ни отчаяться среди горестей, но, как живущий на небе, свободен от той и другой крайности.

Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.

Видишь ли прекрасную связь? Он прежде повелел желать будущего и стремиться к своему отечеству, но доколе этого не будет, живущие здесь должны стараться вести такую жизнь, какая свойственна небожителям. Должно желать, говорит Он, неба и небесного. Впрочем, и прежде достижения неба Он повелел нам землю сделать небом и, живя на ней, так вести себя во всем, как бы мы находились на небе, и об этом молить Господа.

Итак, смысл слов Спасителя таков: как на небе совершается все беспрепятственно и не бывает того, чтобы Ангелы в одном повиновались, а в другом не повиновались, но во всем повинуются и покоряются (потому что сказано: сильнии крепостию, творящии слово Его – Пс. 102, 20) – так и нас, людей, сподоби не в половину творить волю Твою, но все исполнять, как Тебе угодно.

Видишь ли? – Христос научил и смиряться, когда показал, что добродетель зависит не от одной только нашей ревности, но и от благодати небесной, и вместе с тем заповедал каждому из нас во время молитвы принимать на себя попечение и о вселенной. Он не сказал: «да будет воля Твоя во мне» или «в нас», но на всей земли – то есть, чтобы истребило всякое заблуждение и насаждена была истина, чтоб изгнана была всякая злоба и возвратилась добродетель и чтобы, таким образом, ничем не различалось небо от земли.


Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector